Gorozhanka!

14

HAPPY

birthday

City Girl US

The material on this site may not be reproduced, distributed, transmitted, cached or otherwise used, except with prior written permission of Gorozhanka Russian American Women's Magazine.

Наталья Романова «Я живу и дышу творчеством»

Advertisement - Continue Reading Below
Gorozhanka magazine

Я всегда испытываю подлинное восхищение, встречая людей, сочетающих внешнюю красоту с внутренней! Именно такое, прямо скажем, редкое сочетание я увидела в женщине, которую с удовольствие вам представляю. Наталья Романова – композитор и поэт, певица, актриса театра и кино, яркая характерная модель и ведущая теленовостей (не упустить бы чего!). А ещё это очень тёплый и душевный человек с мощной харизмой и обаянием. 

«Ты помнишь, как всё начиналось…»? Расскажите, как у вас всё началось? Кто определил ваш профессиональный выбор? 

Я родилась и выросла в Виннице, на Украине. Когда мне было 17 лет, семья решила переехать в Америку, в Нью-Йорк, где я и прожила последние девятнадцать лет. Сейчас я живу в Лос-Анджелесе и учусь в школе актёрского мастерства Playhouse West. К актёрской карьере я пришла не сразу, а мой профессиональный выбор определили родители. Сначала было всё как у всех: музыка и стихи. В шесть лет, меня, как и полагалось во многих советских семьях, отдали в музыкальную школу по классу фортепиано, но классической пианистки из меня не вышло: не хватило усидчивости и терпения. Помню, когда уж совсем надоедало зубрить классику, я начинала импровизировать, и лет с тринадцати у меня появились мои собственные сочинения: я сама писала и музыку и слова. 

Вообще с поэзией у меня особенные и трогательные отношения. Я была ещё совсем ребёнком, когда папа, который, в общем-то, никакого отношения к поэзии не имеет, научил меня рифмовать. Мою ситуацию «усугубило» появление в моей жизни томика Марины Цветаевой, который я, перечитав раз сто «от корки до корки», могла декламировать наизусть. Я начала писать стихи. Сначала это были тексты для песен, а сегодня — лирика на английском и русском языках. Кстати, в феврале 2015 года при содействии издательства «Liberty» в Нью-Йорке в свет вышел мой первый поэтический сборник «Огненная тропа». 

Но вернемся к карьере. Осознав, что пианистки из меня не выйдет, родители, тем не менее, проявили большой интерес к моему творчеству, и увидели во мне потенциал как в авторе и исполнителе своих песен. Так, в 15 лет, я оказалась на сцене дворца молодёжи в Москве, став участницей программы «Утренняя звезда». Затем последовали выступления ещё в нескольких музыкальных проектах Первого канала, а когда мне было шестнадцать, родители собственными усилиями издали мой альбом «Это осень», куда вошло 12 песен. На тот момент я уже училась в музыкальном училище на дирижёрско-хоровом отделении. У нас шутили, что именно сюда и попадают подобные мне неудавшиеся пианисты. В нашем маленьком городке я была знаменитостью: мои видеоклипы показывали местные телеканалы, со мной снимали интервью для телевидения, обо мне писали в газетах, а иногда даже узнавали в трамваях. И вот на взлёте эйфории моей подростковой карьеры мы вдруг неожиданно эмигрируем в Америку. Для меня это был шок, уезжать я не хотела и не совсем понимала, зачем мы это делаем. Теперь, конечно, я благодарна родителям за этот непростой для них выбор, поскольку в Америке у меня возможностей для самореализации оказалось намного больше. Когда мы уехали, дедушка прислал нам в Нью-Йорк вырезку из винницкой газеты: «Наташа Романова уехала покорять Голливуд!» Откуда эта информация появилась, неизвестно, но в итоге я, таки, оказалась в Голливуде. Правда, лишь девятнадцать лет спустя…. 

А что было потом? Какие победы и достижения? 

Когда первая волна потрясения от переезда за границу прошла и начался неизбежный процесс адаптации, я захотела вернуться на сцену. Моим первым музыкальным проектом в Нью-Йорке стал рок-мюзикл «Бременские музыканты», где я исполняла роль принцессы. Постановка была осуществлена местным театральным коллективом « Waterwalls» под руководством Сергея Граббе. У меня тогда были длинные светлые волосы, короткое красное платье, два хвостика и: «В клетке птица томится….» в прекрасной джаз-рок обработке. Концерты на Манхэттене, гастроли по нескольким американским городам…. Продолжалось всё чуть больше года, а потом проект подошел к концу, и ребята вернулись к работе над новым альбомом, где вокалистка была уже не нужна. Так я снова вернулась к сольной карьере: приобрела небольшой синтезатор и занялась тем, что на тот момент получалось лучше всего — написанием песен. Я глубоко убеждена, что когда мы находимся на верном пути, жизнь сама приводит нас в нужное место к нужным людям. Так я оказалась в мастерской художника, поэта и продюсера Дмитрия Стрижова, где в их домашней, но очень прогрессивной музыкальной студии работал композитор Тарас Машталир. Знакомство с этими людьми сыграло огромную роль в моём становлении как артистки, так и человека. Дмитрий стал моим литературным гуру, общение с ним создало благоприятную почву для моего поэтического дара, он как никто другой раскрыл во мне способности расширять собственные горизонты и углубляться в поэзию. Под его чутким руководством я начала писать песни совершенно иного качества, и именно они вошли в наш первый с Тарасом альбом «Он». Впоследствии мы издали ещё два альбома, создав собственный проект Discrete Encounter. 

Кстати, о проекте Discrete Encounter. Что он для вас: способ самовыражения, или коммерческий проект? Что сейчас с ним? 

Discrete Encounter — это дуэт. Я писала слова и пела, Тарас Машталир писал музыку. Это, безусловно, был мой самый долговременный и серьёзный музыкальный проект. Мы издали три альбома, много выступали, путешествовали…. В настоящее время Тарас живёт и работает в России, поэтому полноценного сотрудничества пока не получается. Мы расстались в конце 2008 года, и для меня это было серьёзной эмоциональной травмой. Настолько глубокой, что какое-то время я и вовсе не хотела больше петь. Но, как бы банально это сейчас не прозвучало, нет худа без добра, и именно тогда я начала пересматривать и переоценивать свою жизнь заново и поняла, что музыкальная карьера — не единственный путь в жизни, что есть масса других возможностей. Вот в таком состоянии я и поступила в театральный институт имени Ли Страсберга, в Нью-Йорке. С первых же уроков я влюбилась в свою новую, удивительную, бесконечно интригующую и очень-очень сложную профессию. Я стала актрисой. 

А как вы попали, что называется, «в новости»? 

А вот на телевидение я попала совершенно случайно. Телеканал НТВ открыл в Нью-Йорке свой филиал под названием «НТВ-Америка» и проводил кастинг телеведущих. Кто-то из знакомых посоветовал попробовать, и я решилась. Конкурсные задания и пробы были весьма изнуряющими, но я справилась, прошла отбор и попала в коллектив профессиональных журналистов, которые отнеслись ко мне как к некоей «дочери полка», и я всему-всему у этих людей научилась. Мы издавали ежедневную новостную программу «Сегодня в Америке». Главный редактор, Миша Гуткин, всегда был ко мне очень требователен. Но именно у него я научилась самым фундаментальным элементам работы на телевидении. Писать новости — это вам не стихи, а снимать новостные репортажи — не на сцене играть. Поскольку работу эту я совмещала с музыкальной деятельностью моей группы Discrete Encounter, случалась масса курьёзных ситуаций: мне постоянно приходилось перевоплощаться из образа строгого корреспондента в рок-звезду. Но мои коллеги по новостям меня поддерживали, и даже приходили на мои концерты. 

Потом меня пригласили стать продюсером и ведущей передачи «Мир без политики» на канале RTVi: ежедневный прямой эфир, новости культуры и шоу-бизнеса. Далее снова работа на «НТВ-Америка», теперь уже не корреспондентом, а ведущей новостей. Последние пару лет опять-таки на RTVi веду информационно-развлекательную программу «Компас». 

Наташа, скажите, какая сфера деятельности наиболее близка и важна для Вас сейчас? 

Я уже давно перестала разделять свою творческую деятельность на сферы. Практически каждый день я пишу стихи, с максимальной отдачей осваиваю актёрское мастерство, снимаюсь в кино. Когда Тарас появляется в Штатах, мы пишем новые песни. Правда, из-за переезда в Калифорнию работу на телевидении пришлось приостановить, но я люблю эту профессию и уверена, что обязательно к ней вернусь. Я живу и дышу творчеством, и самое главное для меня — не сфера деятельности, а уровень того, что я делаю. Создаю ли я что-то талантливо, и могу ли сделать это ещё лучше. 

Кто вы по жизни (в философском смысле)? 

Я — неисправимый романтик, всегда и во всём замечаю красоту и постоянно занята её поиском. Я ищу красоту в людях, в повседневных, обыденных вещах, даже таких, как поездка в метро. Будучи человеком тонкой душевной организации, я плачу, когда смотрю по-настоящему глубокий фильм, или слушаю мощную по энергетике музыку, у меня разрывается сердце, когда я вижу особенно яркий закат. Я открыта миру и людям, и верю, что человеческая энергетика всегда тянется к родственной себе. И мы всегда притягиваем к себе только тех людей и те ситуации, которые совпадают с нашим внутренним состоянием. 

Какие мастера вас вдохновляют? 

Из мастеров, чьё творчество на меня максимально повлияло, я бы назвала поэтов Марину Цветаеву, Чарльза Буковски, писателей Франца Кафку, Михаила Булгакова, Владимира Набокова, музыкантов Бьорка, Тома Йорка и Курта Кобейна, режиссёров Дэвида Линча, Ларса фон Триера и Терри Гиллиама, актрису Одри Хепбёрн. 

Ваши любимые города или места? 

Я очень люблю Санкт-Петербург. Ни в одном другом городе не ощущала такого взлёта эмоций и творческих откровений. Я провела там всего один месяц, на съёмках фильма, но ощущение такое, что у нас с этим городом метафизическая связь. Я влюблена в Лос-Анджелес, этот город солнца, город надежд, а пальма стала моим любимым деревом. Я совсем недавно сюда переехала, но уже успела насквозь пропитаться этим теплым сладковатым калифорнийским воздухом. Много часов проведя на своей веранде, порой просто не могу отвести взгляда от панорамы уютных зеленовато-оранжевых холмов… Ну и, конечно, Нью-Йорк. Там мне знакома каждая улица, каждый звук, это мой дом, где живут мои родители. Это место, где меня навсегда связали с моими близкими друзьями самые незабываемые минуты. Это город, который принял меня семнадцатилетней девчонкой, которая ни слова не понимала по-английски. И Нью-Йорк меня не раздавил, не уничтожил, а, наоборот, вырастил и укрепил. 

Как вы отдыхаете? И вообще, есть ли у вас какой-нибудь секрет красоты и здоровья при таком напряженном ритме жизни? 

Лучший отдых — это свежий воздух, солнце и вода! Я люблю поваляться на пляже и обожаю плавать. Когда смотришь на океан, невольно впитываешь его мощь и понимаешь, что все наши проблемы настолько малы и несущественны! Главный секрет красоты и здоровья у меня тоже есть. 

Он очень прост, как все гениальное: всё в голове. Создавая свою реальность, мы также создаём и свою внешность, своё тело, которое способно изменяться в зависимости от настроения. Косметика, конечно, важна, но только качественная, с минимальным количеством вредных химикатов. Ну а лучшее средство от морщин — это улыбка! 

Как Вы относитесь к моде, одежде, стилю? 

Мне повезло, много лет проработав моделью, я кое-чему научилась. Мой стиль — простота и элегантность, уверенность в себе и своём внутреннем мире. Внешнее — отражение внутреннего, значит, и одежда должна соответствовать тому, кто мы есть на самом деле. Я не считаю себя знатоком высокой моды и с радостью пользуюсь советами подруг, чьему вкусу доверяю. 

А теперь традиционное: пожелания нашим горожанкам. 

Дорогая горожанка! Мы слышим это отовсюду, но я повторюсь: просто будь сама собой. Внутри каждой женщины есть бесконечный источник здоровья, красоты, смелости и очарования. Пусть этот источник забьет с новой силой, и каждая из нас превратится в ту удивительную женщину, перед которой распахнуты все двери и в присутствии которой тают все сердца! 

Advertisement - Continue Reading Below
Gorozhanka magazine

Leave a Reply