• Юлия Пинчук. December 2015

Домработница


Ка-ра-ул! Что ж это творится! Инка посмотрела на меня бессовестными, счастливыми глазами, даже не пытаясь скрыть буратинью улыбку, неудержимо расплывающуюся по ее круглой, румяной физиономии, и вышла из кухни. Я тоже встала из-за стола, забыв про свой кофе, и пошла в гостиную. Надо было хорошенько подумать. Господи, что же теперь делать-то? Она же меня убила! Прострелила навылет. Одним словом. Вернее, тремя: "Я выхожу замуж". А мне теперь куда? В агентство? Спасибо, это мы уже проходили. Взяв с меня кругленькую сумму, эти друзья обеспеченной части человечества предложили мне Ольгу Петровну - большую, вальяжную даму в очках, которую я никогда не забуду. У неё была куча справок, свидетельств об окончании разнообразных курсов... Ей бы диссертацию писать о домашнем хозяйстве, а не в домработницы наниматься, - мелькнуло у меня в голове. Но контракт с агентством обязывал, и Ольга Петровна приступила к работе. - Я полностью возьму на себя дом, - с достоинством сказала она. - Будьте спокойны. Вернувшись с работы в первый день ее хозяйствования, я увидела, что моющиеся обои на кухне изрядно вытерлись и потускнели, кое-где рисунок вообще сошёл. Я тщетно искала другие следы её присутствия. Понятно, чтобы так отскоблить рисунок, надо долго и упорно трудиться. Но не целый же день! На следующий день я обнаружила абсолютно на всей мебели странные мелкие царапины. Их было много. Очень много. - Ольга Петровна, а чем вы протирали мебель? - осторожно спросила я. - Газетой, - с готовностью ответила она. - Ну, теперь-то ей больше нечего тереть, - утешила я себя. - В комнате обои бумажные. Кафель у меня и без того блестит. И сглазила. На следующий день кафель подёрнулся мутноватой плёнкой, зато на полах уже стал бросаться в глаза налёт пыли. - А кафель чем чистили? - старательно сдерживаясь, спросила я. - Питьевой содой, - с недоумением отозвалась Ольга Петровна. Её недоумение было вполне оправданно. Чего спрашивать, когда и так видно? Вечером ожидались гости, а время работы у Ольги Петровны подходило к концу. Она, как назло, копалась, причесываясь перед зеркалом, расспрашивала меня о работе. Её совесть, с одной стороны, не позволяла ей оставить рабочее место за полчаса до конца работы, а с другой стороны, почему-то помалкивала о том, что за это время вполне можно было бы протереть полы. Я плюнула на приличия и принялась за уборку. Ольга Петровна, уже стоя в дверях, давала мне советы. - Я работаю, как Макаренко, - прокомментировала она ситуацию. Да уж, с чувством юмора у нее все в порядке. Это я сразу заметила. На следующий день она приготовила тушёную картошку с мясом. - Поужинайте со мной, Ольга Петровна, - пригласила я её. Она наотрез отказалась. Через несколько секунд я поняла, почему. Проглотив кусочек мяса под пристальным наблюдением Ольги Петровны, я собралась было отведать картошечки и увидела в тарелке волос. Пригляделась внимательнее… Ещё один! Хорошо, что Матвей в тот день задержался в школе. Иначе это творение отправилось бы в унитаз прямо у неё на глазах. - Знаете, Ольга Петровна, - начала я, отодвинув тарелку. - Вы не любите тушёную картошку? - огорчилась она. - Я, кажется, переоценила свою платёжеспособность, - взяла я с места в карьер. - Я не смогу оплачивать вашу работу. Несмотря на десятилетний директорский стаж, я так и не научилась увольнять людей. Для меня это всегда было и остается самым тяжёлым испытанием. - Надеюсь, четыре дня работы вы мне оплатите? - спросила она с лёгким оттенком презрения в голосе. - Конечно! - воскликнула я, ещё не веря, что все так счастливо решилось. Больше я её не видела. Следующей была Тамара, пришедшая по моему объявлению в газете "Из рук в руки". Совершенно очаровательная рыжая бестия в самом опасном возрасте. Тридцать семь - уже прожжённая стерва, но выглядит еще очень соблазнительно. Хорошо одета. Модная стрижка. Стройная, но далеко не худая, очень аппетитная на вид. А глаза! Хитрющие, карие зенки с золотыми блёстками. В них всё - и ненасытная, неудовлетворённая бабья жажда, и расчёт, и огонь, и смешинки, и наивность юной девушки. Гремучая смесь. Смерть мужикам! Если полюбишь такую по-настоящему, сгинешь во цвете лет. Ведьма - она ведьма и есть. В образе ли дряхлой горбатой старушки, юной красавицы или зрелой соблазнительницы - один чёрт. А вот если найдется какой-нибудь тупой мачо, способный разбудить её женскую суть, всё еще спящую, несмотря на бесчисленные сексуальные эксперименты, то она превратится в преданную Джульетту и пойдет за ним в огонь и в воду. Вскоре он начнет помыкать ею, как собачонкой, а она будет самозабвенно его обслуживать и смотреть ему в рот. Я рассудила трезво: мой Сашка - далеко не мачо, которого истово ищет Тамара. Полюбить ее он тоже не сможет, поскольку любит меня. И взяла её. Квартира заблестела, посуда засияла, кухня каждый вечер встречала нас божественными ароматами. К нам зачастили друзья, особенно мужского пола - Тамара никого не оставляла без внимания. Прекрасно поладила она и с нашим Матвеем. А это нелегко - у парня ещё тот характер. И переходный возраст что-то затянулся. По утрам она заботливо кормила меня завтраком и развлекала рассказами о своих похождениях. Но вот чего я никак не могла взять в толк: она сидела передо мной, проникновенно глядя мне в глаза и ведя неспешный разговор. А в это время замешивалось тесто, мылась посуда, аккуратно выглаживался мой костюм, сами собой делались десятки незаметных дел. Черная магия в действии. Или белая? Шут её разберет. - Томочка, за очередным сериалом не забудь о своих подопечных, - не без ехидцы напутствовал её Сашка перед уходом на работу. Она еще ухитрялась смотреть телевизор! Муж всегда блюдёт мои интересы, но Тамаре позволялось всё. Я восхищалась ею от души. Месяца через три, она попросила в долг довольно крупную сумму. Чуть ли не на коленях стояла. У меня сразу сердце заныло. Очень не хотелось давать, хотя сумма для меня была несерьёзной. Просто я чувствовала, да что там - практически знала, чем это кончится, но отказать ей не смогла. Так оно и вышло. Тамара исчезла. - Вот дура набитая! - кляла я себя. - Не могла ей сразу долг простить. Хоть бы она позвонила. Но она не позвонила. И тогда Бог послал нам Инку, с которой стало очень спокойно и надёжно. Мы здорово подходили Инке, а она - нам. По всем параметрам. Незаметно пролетели два года. И вот, пожалуйста! Как обухом по голове. Я даже не поздравила её. Ведь это катастрофа! Именно сейчас, когда только-только решился вопрос о собственном помещении и предстоит колоссальный ремонт, когда у меня, наконец, появились солидные деньги на счету, когда не стало нужды рекламировать себя, потому что народ повалил к нам валом! Опять эта чехарда с новыми людьми. Одна ленива, другая нечистоплотна, третья агрессивна, четвёртая нечиста на руку, пятая не умеет готовить. Даже при самом благоприятном раскладе мне придется как минимум пару недель всё делать самой. А я, как назло, всё ещё не могу оправиться после аборта. Какая-то непонятная невезуха. И врач был отличный. Сначала осложнение - пришлось дней десять проваляться в больнице. Теперь уже больше двух месяцев прошло, а всё не слава Богу - то одно, то другое. Сашка всю жизнь мечтал о дочке и чуть было не подловил меня, хотя долго уверял, что это получилось случайно. До сих пор дуется. Даже спать стал отдельно. Это как раз к лучшему. Вот приду в себя, тогда и приступлю к налаживанию отношений. Может быть, Сашка и прав. Матвей вырос, поступил в институт, мы ему больше не нужны. Уже больше года живет самостоятельно - купили ему небольшую квартиру, благо, средства позволяют. Но дело требует меня всю - это ведь тоже моё детище. И, надо сказать, куда более благодарное, чем тот же Матвей, который месяцами не подаёт признаков жизни. Я вышла на кухню. Инка жарила котлеты. Она уже переодела свое «рабочее» цветастое платьишко, подкрасилась. С чего бы это? До конца рабочего дня еще часа три, не меньше. - Зачем так много? - спросила я ее. - Чтобы вам хватило на несколько дней. Я фарш положу в морозильник. Потом сами сможете пожарить. - Ты что, уже завтра уходишь?! - ужаснулась я. - Нет, сегодня. Вот дожарю котлеты и пойду. Вот так. После двух лет довольно тесной совместной жизни. Не сказав почти ни слова. Ну что же, глупо ждать близости от чужих людей. - Сколько дней ты проработала в этом месяце? - почти спокойно спросила я Инку. - Надо ведь рассчитаться. - Не надо. - Что значит, не надо? - возмутилась я. - Ты можешь нормально объяснить мне, что происходит?! - Могу, - она выключила газ, накрыла котлеты крышкой и присела на табуретку. - Мы с Сашей ждем ребенка, и он не хочет, чтобы я переутомлялась. - На каком ты месяце? - поинтересовалась я. - Уже на третьем, - она радостно улыбнулась. - Мы очень хотим девочку. Меня кольнуло нехорошее предчувствие. - А кто твой избранник? Она напряглась: - Я ведь уже сказала, что это Саша. - Какой Саша? - оторопела я. - Ваш бывший муж. - Ты в своем уме? - только и смогла произнести я. - Вы ведь вокруг себя ничего не видите, - тихо сказала она. - Вы и собственного сына чуть не прозевали. Мы с Сашей его в последний момент из петли вытащили. Хорошо, я услышала хрип и заглянула к нему. Еще несколько секунд, и было бы поздно. - Что?! - я чувствовала, она не врет, но как было в это поверить! – Когда это случилось?! - Когда Тамара исчезла. Ведь Матвей полюбил ее. И не хотел без неё жить. Я потом за ним постоянно следила, пыталась разговорить, отвлечь. Он мне, как брат. - Он же тогда был совсем еще ребенком, - пробормотала я. - Вы же знаете Тамару - для нее это не аргумент, - резонно заметила Инка. - А тебе-то это откуда известно? - грубо спросила я. - Матвей с ней живет почти два года. Сначала она навещала его здесь, а потом поселилась у него в квартире. Я у него бываю, когда она надолго исчезает, помогаю по хозяйству. - Бесплатно? - Да что вы все о деньгах! Лучше бы о сыне спросили. Тамара от него гуляет напропалую, а он страдает. Месяц назад его отчислили из института. Саша ходил и к ректору, и к декану, еле уговорил их дать ему ещё один шанс. И про мужа своего вы ничегошеньки не знаете. А он чуть в уме не повредился, когда вы ему из больницы позвонили. Два дня пил - я сумками бутылки выносила. Странно, я действительно ничего не заметила. Мне вообще казалось, что Сашка закоренелый трезвенник. - И меня вы за человека не считали, - кажется, она хотела остановиться, но слова невольно рвались из неё. - Всегда смотрели мимо меня, словно я неодушевлённый предмет. Иначе догадались бы, что я с первого дня полюбила Сашу. - А он? - вырвалось у меня. Я вдруг ощутила в себе жуткий могильный холод. Она неожиданно замолчала и отвернулась. - А он любит вас, - в её глазах стояли вот-вот готовые пролиться слёзы. У меня внутри немного потеплело. - Вы ведь больше недели были в больнице, - взяв себя в руки, заговорила она. - На третий день запоя я предложила ему родить от него девочку. - Ну и гадина же ты, - медленно процедила я, с ненавистью глядя на неё. - Он сразу же перестал пить, - продолжала она, кажется, даже не обратив внимания на мои слова. - Всё произошло перед тем, как вы вернулись из больницы. Я осталась на ночь. И это была самая прекрасная ночь в моей жизни. Инка встала и пошла в прихожую, быстро оделась, распустила перед зеркалом свой пучок, как делала это всегда, закончив работу, и ушла, не попрощавшись. А я так и не решилась спросить её о самом главном. Невысказанный вопрос жёг меня изнутри, и я понимала, что мне будет очень тяжело прожить сегодняшний день и дожить до Сашкиного прихода, чтобы задать ему этот вопрос: - А как же я? Пусть девочка, пусть помогает ей растить ребенка. Но он же просто не сможет навсегда уйти из моей жизни! После аборта я начала курить. Схватившись за сигарету, как за последнюю соломинку, я вышла на балкон. И увидела внизу Сашку. Он нервно маршировал перед подъездом по маленькому асфальтированному пятачку. Его машина стояла тут же. Хлопнула дверь подъезда. Инка нерешительно обернулась на меня, а потом… подбежала к моему мужу и повисла на нём. Он обнял её и широко распахнул перед ней дверцу машины. Спрашивать было не о чем.

#Городскиерассказы #Домработница

logo GOROZHANKA.png
0

русско-американский женский журнал

  • Facebook - черный круг
  • Черный Instagram Иконка
  • YouTube - черный круг

 All Rights Reserved | Copyright © 2008-2020 Gorozhanka Russian American Women's Magazine