• Светлана Крылова - поэт, прозаик

НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ ВЕЩИ


Есть вещи, которые врезаются в память непонятно для чего... такие они незначительные, что неясно, зачем хранятся в оперативной памяти? не стираются? Вот, например.

В детстве я была любознательной, обожала читать сноски под звездочками *** в конце страниц художественных текстов.

И вот. В "Трех мушкетерах" на 108 странице! (страницу-то зачем запомнила?! написано, что Кювье - знаменитый палеонтолог...

В 1982 году наградили меня от школы путевкой в "Артек". Там я и влюбилась. В Сережу из Перми. Но - он в старшем отряде, ему 14 уже, а мы - 11-12-ти летние, нам даже и на дискотеку после 21 00 не положено! На меня Сережа ноль внимания. Хотя мы с Элькой, между прочим, на конкурсе танцев первое место заняли! А какие на нас были платья!... Только слепой мог нас не заметить. Но упёртый пермяк - не замечал! Тогда я пошла в активное наступление, подловила его на пляже и давай выпытывать: чем увлекаешься? куда поступать будешь после школы? Он и отвечает: "Увлекаюсь палеонтологией. Этому и посвящу себя". На полсекунды я задумалась и говорю: "А Кювье знаешь? "Всё. Оставшееся время до нашего отбытия он не отходил от меня ни на шаг! А вы говорите... зачем мелочи запоминать? Вот за этим,за самым..

***

Лето настало, и лето ушло. Будто не было. Вечер сгущается раньше на час и на два. Где ты, тепло моё? Кто же скупой тебя выдумал? Грусть моя осень, кленовая ты голова… Листья резные разносят ветра разноцветные. Стаи пернатых, теряя друзей, полетят Ой, за моря, где прописано славное, лето, ты! И народят длинношеих своих журавлят. Я и сама, и сама я, клянусь, полетела бы Прямо за летом на крыльях тяжёлых стальных. Только… Ты знаешь ведь, часто летаю по небу я Просто – за хлебом – для творческих будней своих. Не самолётом - свободной душой за высотами! Сверхскоростными маршрутами – до берегов Сказки волшебной, где жизнь измеряют не годами И не поступками даже – друзей и врагов. Там в бесконечности, лето, и ты - безграничное! Там высоко – и тепло и светло завсегда! ...И не беда, если эта беда – твоя личная, Там рядом Бог, и он скажет «забудь, не беда». Богу поверишь, как в детстве родителю – намертво, И безмятежным, беспечным счастливым пойдёшь! И распахнёшь свою нежную душу семи ветрам, И поцелуешь цветок, и забросишь свой нож. …Лето настало, и лето ушло. Будто не было. Вечер сгущается раньше на час и на два. Где ты, тепло мое? Кто же скупой тебя выдумал? Грусть моя осень, кленовая ты голова… *** Рябина зреет. Бабушка стареет. Я – тоже, вспоминаю дни былые, Когда озёра были голубые, И флоксы в саду белые цвели… Когда мы не меняли на рубли Мечты свои, от радости – светлели... Рябина зреет. Кончился июль. И к осени стремится тихий август – Как жертвенный послушный робкий агнец – Страницу лета вновь перевернул! – С мажора и крещендо – до минора, До баховских до поминальных нот. Зарос погост. С покойным – нету спора, Кто прав и кто кого переживёт. И переживший – он всегда не прав. Он ищет преступлений, покаяний… …О сколько на погостах сорных трав! О сколько в травах тех – воспоминаний! *** Давай родим мальчика? Он подрастет и нарисует Домик с трубой и дым из трубы – спиральку косую. А рядом с домом верного пса – толстые лапы. Он подрастет и назовет нас мамой и папой. И никогда нам больше не стать просто чужими! И не гадать, и не искать: зря ли мы жили? ЖЕРТВА ВО ИМЯ ВЫСШЕЙ ЛЮБВИ Моим друзьям - поэтам Тот, кто с детства вдруг начал писать И серьёзно отнёсся к занятью… …Это то же, что водку хлестать, Опохмелку держа под кроватью. В общем, я не завидую тем. Они рано потом умирают. Не найдя свежих мыслей и тем, Сразу гроб на себя примеряют. Зато тот, кто их может читать – Вот счастливчик, вампир поневоле. Полной грудью вдохнет благодать, Напитавшись сочившейся кровью. (А один – не хватало чернил – Он в натуре писал своей кровью..) Кто-то душу свою починил, Залатав её Высшей Любовью. ...И, воруя у Вечности в ночь Тыща-летьями - где это видно?! - Без оглядки, идут они прочь… 30 лет - для них возраст солидный. Выпадают из окон оне И петлю примеряют на шее, Ища истину, тонут в вине, Или небо взрывает им вены. Остальные останутся жить: Время спать, время есть, время жатвы… Но никто не расценит их прыть. Но никто не оценит их жертвы. ***

Мои дети – индиго, они превзошли меня всяко: светлой строгостью лика, упорством, свободой внутри… Они по пустякам не умеют смеяться и плакать, не поделятся мыслью, а сделают – скажут: «Смотри!» …И увижу я мир, где табу мои больше не святы, стал героем предатель, повержен последний кумир, и расцвёл старый пень, и безногий летает – крылатый, изменяется всё – каждый день, каждый день, каждый день… И одно за другим – словно лампы на мощной гирлянде – чудеса зажигают… Мне странно о том вспоминать, что я мать этим детям, люголем им мазала гланды и любила на слишком высоких качелях качать. ДЕРЖИСЬ ЗА НЕБО Какие рассветы палит поутру Господь - над речушкой Сходня!... …Не ждите, не ждите, пока я умру, Любите меня сегодня. Когда я умру – то, конечно, всплакнёт Дождём проливным природа. …Поплачьте сейчас: моя жизня – не мёд, Иду я, не зная брода! Иду по воде – в никуда, в никогда, Забывшись, не зная брода… Вдруг вспомню – вода! Подо мною – вода! И тут же – уйду под воду… Уйду с головой, в миг последний рукой Схвачусь–зацеплюсь за Небо. ..И снова – поверхность, и снова – покой, И словно бы мёртвым не был… *** О Боже… как летела под откос!!! Костей не соберу… Дышать не смела… К утру мой страх берёзами пророс – Отметинами чёрными на белом. И навсегда исчезла чистота – мне показалось, просто показалось… Стал грязным снег и ржавою – вода И непростимым – грех, и лжеусталость. …Но Время шло – и смыло без следа оплошности смешные – те и эти, как дождь смывает напрочь кровь со льда, так – злых людей присутствие на свете. И – остаётся только чистота. И всем кто выжил – музыки и хлеба в избытке… И всегда, всегда, всегда – Искрится снег и голубеет небо.

*** Проснулась полчетвёртого утра. И плакала, пока не рассвело … Рассветная печальная пора Дождём осенним хлынула в село

И смыла слёзы детские мои – Так брызнула водой святой в лицо!.. …Мне вспомнилось в волшебный этот миг, Что я любима мамой и Отцом, И что – о да – неповторим мой лик! И что – О, Боже – всё же – всё за то! У мотылька есть тоже краткий миг… Но нет (чтоб зиму пережить) пальто. А у меня – запас Любви велик. А мой огонь согрел немало тел. Ты создавал и душу мне и лик, И Жизнь мою! А значит – так хотел. … Рассветная печальная пора Дождём осенним вымыла стекло, Стекла слеза последняя с утра – И тучей Небо всем заволокло. *** Уснуть в объятьях милой и проснуться, Когда туман над речкой словно дым. Воспоминаньям ночи - улыбнуться, И страстным, и навечно - молодым! ...Спустя полвека - тихо прикоснуться, Спросить: "Тебе не дует из окна?" И знать - что кто-то может не проснуться Наутро: или ты или она.

Сергею …И когда мои сны как цветы распускаются былью, я спускаюсь на Землю, брусчатку – и чувствую твердь! Если ты обнимаешь меня – прижимаешь мне крылья. Трепещу я в руках! но боюсь – не могу я лететь…

…Если ты отпускаешь меня – возвращаюсь невестой, описав в поднебесье восьмёрку и солнечный круг! И без сил опускаюсь в надёжное тёплое место, что в объятиях сильных любимых и любящих рук. …Но однажды – искала уют наш дорогой привычной… Я уже близко-близко, родной мой, на том берегу!.. …Но не встретил никто и не обнял меня, как обычно. Но холодные руки крест-накрест лежали в гробу. ...И мой крик мимо воли раздался – не птичий - звериный, обезумев от боли, глаза мои стали красны. …Без Тебя -- мои дни расползаются кучкой змеиной – ...непонятно куда... во все стороны... в смелые сны. А Ты смотришь с Небес, слёзы ливнем смывая обильным... Улыбаешься радугой, смертью поправ нашу смерть... …И тогда мои сны как цветы распускаются былью, я спускаюсь на Землю, брусчатку – и чувствую твердь. *** Ты ноешь, что прокисло молоко… Что церковь и кабак – опять не святы… Что облака – из грязной серой ваты… А кто сказал, что быть должно – легко?! Послушай… кто сказал тебе? Ну кто? Что непременно будет – свет в оконце? Веселие, гармония и солнце? И новой эволюции виток? Кто возвопил, что «некуда уж хуже?» У смысла «хуже», братец, нет конца! Тяни, тяни свой поясок потуже И – с солнечными мыслями – по лужам! ...В путь! Не страшась тернового венца, Лавровым – тоже впредь не обольщайся. Легко – живи и – с жизнию прощайся! Ну кто сказал, что быть должно легко, Что к Счастью испытанье нас влекло?! …Вдруг выдал собеседник, что молчал: - Не помню Кто. Но кто-то мне сказал, Давным-давно, давным-давным- давно… ЖИЗНЬ УСТРОЕНА ПРОСТО И МИЛО Жизнь устроена просто и мило: Детство, ёлка, тетрадка для нот… В авторучке – цветные чернила: Синим – глазки рисуй, красным – рот. Так рисуют принцесс. Или принцев. Рядом – клоун играет в рожок. Если страшное что-то приснится – Надо просто проснуться, дружок. *** Надо снова ноябрьскую ночь пережить, А за ней - и вторую, и третью. Вспоминать, засыпая: от зноя дрожит Летний ветер в любое столетье. Засыпать, вспоминая прошедшие дни, Что давно уже канули в Лету, Что на целой планете - одни мы, одни... И дрейфуем от лета до лета. Если вдруг бы не ты, не родное тепло И души, и любимого тела, Я замёрзла... замёрзла бы даже в пальто, Я бы жить навсегда расхотела. *** Сергею ...А где-то есть торжественная речь И сильные уверенные люди: Умеют ободрять, умеют сечь, Вершат-крошат свои-чужие судьбы… Ну а у нас потрескивает печь, Блины с вареньем нежатся на блюде. Нам – молча целоваться, молча лечь, Исследовать губами плечи, груди… Не знаю кто счастливее из нас. Безумно и божественно и сладко – Не собирая нежность про запас, Дарить её всю сразу без остатка! Под Божьим покровительством ночей, Как мотылькам, порхать, покуда живы, Как будто нет торжественных речей, Как будто обещания не лживы… * * * Ветку склони и снежинку тронь, Хрупкую, как звезда... Долго смотри, как горит огонь И как течет вода... Ты словно в лифте застрял и спишь Между двух этажей... И наполняется смыслом жизнь, И не спешит уже... Не распыляйся и не ищи Истину в суете. Если друзья в час беды ушли — Значит, они — не те... Крестится бабка, и спит малыш, Дремлет уставший конь. И, как вода, утекает жизнь, И догорит огонь. * * * Вот уже в три утра перестало светать. А потом — ранним вечером станет темнеть. Странным веером теням по полю гулять, Под пожухшей травою отыскивать твердь… Волноваться реке, раздвигать берега, Вытирать рукавом своим слёзы Земли… И кому-то опять «брать быка за рога», А кому-то как ветру — качать ковыли. * * * Тот, кто во мне нуждается сильнее, чем я — в нём… Я перед тем — должница, я перед ним — страдалица… Тот, кто во мне нуждается… Внемли: водой, огнём — Я доберусь-дойду, вышив судьбу на пяльцах, Пяльцах — родной страны, иглами раня пальцы, Вышью конец войны — для тех, кто во мне нуждается. Вышью рассвет и луг — жёлтые одуванчики… Ты поцелуй мне, друг, исколотые мои пальчики.

#поэзия #СветланаКрылова

logo GOROZHANKA.png
0

русско-американский женский журнал

  • Facebook - черный круг
  • Черный Instagram Иконка
  • YouTube - черный круг

 All Rights Reserved | Copyright © 2008-2020 Gorozhanka Russian American Women's Magazine