• Амалия Бенлиян

Георгий ГУСЕВ: "Я буду играть даже ради одного зрителя!"


Немногие музыканты, только те, которых, как говорят, боженька поцеловал в макушку, относятся к своему инструменту как к одушевленному существу. Они умеют говорить с ним на одном, только им понятном, языке, ловят одну, только им подвластную волну. Именно к таким музыкантам относится наш сегодняшний гость, известный виолончелист, композитор, педагог, общественный деятель, художественный руководитель Международного фестиваля «Мастера Музыки» ГЕОРГИЙ ГУСЕВ, ученик выдающегося итальянского виолончелиста и композитора Джованни Соллима.

Маленькие тайны большой скрипки

- Музыка стала Вашим личным выбором или династийным? В вашей семье есть или были музыканты?

- Я родился в довольно необычной семье, мой отец в годы моего детства был тренером по боксу, а мама педагогом музыки. Старший брат избрал путь актера, в дальнейшем стал режиссером театра. Я же с ранних лет испробовал много разных занятий: занимался гимнастикой, плаванием, боксом, выступал на соревнованиях. Также профессионально занимался рисованием и планировал стать художником.

Играл на фортепиано, виолончели и сочинял музыку, но скорее это был способ провести досуг. В детстве музыка никогда не была среди моих приоритетов, хотя и очень легко мне давалась. Лишь в 13 лет, покинув родной Магнитогорск и приехав в Москву для поступления в художественную школу (но не поступив), я решил испытать судьбу и поступить в старейшую музыкальную школу России МССМШ им. Гнесиных, знаменитую Гнесинку, котирую и окончил с успехом в 2007 году.

- Быть одновременно исполнителем и композитором – редкий дар. История знает много гениальных музыкантов, которые играют как боги, но свою музыку они никогда не писали. Лишь талантливо исполняли произведения, написанные другими композиторами. Как Вы обнаружили в себе композиторское дарование?

- Сочинение музыки давалось легко с детства. Лишь позднее, в годы обучения в Московской консерватории, я стал глубже изучать это ремесло одновременно с игрой на виолончели. Далее 10 лет в Европе. Обучение и работа в старейшей академии мира Accademia Nazionale di Santa Cecilia в Риме, сотрудничество с композиторами и исполнителями мирового масштаба, изучение истоков классической музыки, а также фольклора европейских стран - все это стало уникальным багажом, которым я с благодарностью пользуюсь по сей день.

- Известный американский виолончелист китайского происхождения Йо–Йо Ма как-то признался, что черпает вдохновение из национального фольклора. А Вас что вдохновляет?

- Все тот же фольклор. Плох тот артист, кто не изучил корни и истоки своего искусства. Народная музыка всегда черпала вдохновение у природы, ее звучания, даже тишины. Обращение к корням родной культуры и ее традиций также необходимо для поиска своего неповторимого языка в музыке. Я очень много путешествую и всегда в подробностях стараюсь изучать народную музыку каждой новой страны, что мне доводится посещать. Занимаясь современной музыкой, никогда не забываю спросить совета у древнекитайской или древнегреческой мелодии.

- К виолончели особую любовь питали композиторы конца XVI и середины XVIII веков, создавшие для этого инструмента великолепные лирические произведения. Позже к “большой скрипке” охладели, и она уже редко солировала. Сейчас “живые” звуки оттиснуты электронной музыкой. И томную виолончель, как и другие классические инструменты, может заменить один компьютер. Тем не менее, Вы гастролируете по всему миру и на ваших концертах аншлаги. Значит, электронная музыка все же не способна заменить живую?

- В этом-то и парадокс. Во второй половине XX века, с развитием технологий, человечество зашло так далеко в изучении электронного звука, что мы не заметили как исчерпали практически все его возможности. Человек стремится в космос, так до конца и не изучив океан. По большому счету мы до сих пор еще не постигли всю магию акустического звучания. Именно поэтому, как показывает статистика, современный слушатель все чаще предпочитает акустический инструмент электронному.

«Сцена для меня наркотик. Я себя чувствую счастливым, когда меня кто-то слушает. И неважно, в зале аншлаг или всего один человек. Иногда я долго готовлюсь к концерту и выхожу только ради одного человека, который сидит в зале. Я готовлюсь к этой встрече, как к свиданию».

Взялся за GOSH, не говори, что не гож

- В феврале прошлого года Вы дебютировали в знаменитом Карнеги-Холле в Нью-Йорке в качестве виолончелиста и композитора. Многие артисты, которым посчастливилось выступать на этой всемирно известной площадке, говорят, что этот зал обладает потрясающей энергетикой. А какие Ваши впечатления от выступления здесь?

- Уникальность американского маркетинга, помноженного на имена выдающихся исполнителей XIX—XX столетий, выступавших на этой сцене, создали историческую значимость этой концертной площадке. Но скажу Вам по секрету, акустически Carnegie Hall далеко уступает многим концертным залам Европы, где мне доводилось выступать. Независимо от этого, для каждого музыканта Carnegie Hall остается наиважнейшим этапом в профессиональной карьере.

Вспомним хотя бы знаменитую американскую шутку: “How to get to Carnegie Hall? Practice, practice, practice!”.

- Вы являетесь основателем творческой лаборатории GOSH Projects, цель которой поддержка и продвижение талантливых музыкантов России. А с нынешнего года этот проект реализуется в Соединенных Штатах. Расскажите, пожалуйста, о Вашей американской деятельности и как случилось, что судьба забросила Вас за океан?

- Действительно, в России у меня остался довольно значительный проект, который я стараюсь поддерживать, несмотря на переезд в Америку. В 2011 году в Москве мы создали первую в постперестроечной России экспериментальную площадку для молодых артистов, работающих в сфере сочетания жанров/стилей/направлений искусств, так называемую “творческую лабораторию”.

«Настоящий музыкант должен работать над развитием своего кругозора. Если ты не умеешь чувствовать, воспринимать все, что тебя окружает - природу, шум леса, воды или оркестр - ты никогда не сможешь быть хорошим исполнителем».

На площадке нашего проекта действительно создавались доселе неизвестные истории формы слияния искусств и артистического исполнительства. Двумя годами позднее на базе этого проекта вырос международный фестиваль, ежегодно проходящий в Москве с 2013 года. В нынешнем году в Калифорнии, совместно с моим американским партнером филантропом Гэри Пуном (Gary Poon), мы основали компанию GOSH Projects International, SPC цель которой — развитие и продвижение инновационных форм искусства, а также поддержка молодых артистов при помощи организации концертов/выставок/мастер -классов/семинаров.

Три ноты Мирэллы

- Среди инструментов, на которых Вы играете, есть виолончель, созданная мастером 19 века Эрнстом Либихом III. Как этот инструмент попал к Вам в руки и отличает ли его какое-то особое звучание в отличие от его современных собратьев?

- У этой виолончели есть имя - Mirella. Это очень древнее и редкое итальянское имя, состоящее из сочетания трех нот: ‘ми’, ‘ре’ и ‘ля’. Каким еще может быть имя изящной царских кровей леди, которой уже 200 лет. История такова: около семи лет назад я пришел в мастерскую моего дорогого друга, французского скрипичного мастера Матиаса Менанто (Mathias Menanteau). Увидев в его мастерской среди других инструментов изумительной красоты виолончель, я попросил Матиаса дать мне ее попробовать.

Он неохотно согласился, зная, что у меня не было на тот момент денег на такой дорогой инструмент. Это была любовь с первого взгляда, с первого прикосновения. Виолончель звучала божественно. В этот же день я сказал: “Дорогой мой друг Матиас, нам надо решать, что делать, так как эту виолончель я тебе уже не отдам”. Долгие годы я выплачивал стоимость этого инструмента. Сегодня Мирэлла моя. За эти годы мы с ней облетели и объехали полсвета. Хотя каждый перелет с ней и стоит мне дополнительного билета полной стоимости, но все же я стараюсь, по возможности, с ней не расставаться.

- В одном из интервью Вы сказали, что выйдете на сцену даже ради одного зрителя. Могли бы вы составить его потрет? Ваш зритель — кто он?

- Профессия музыканта, на мой взгляд, подобна работе врача или пастора, с одним лишь дополнением: музыка способна оказывать благотворное воздействие как на морально-духовное, так и на физическое состояние человека. Сегодня учеными доказано, что под музыку Вольфганга Амадеуса Моцарта куры несут больше яиц, коровы дают больше молока, растения растут быстрее, а вода кристаллизуется в более совершенно пропорциональные формы. Что уж говорить о человеке с его воображением и способностью к восприятию музыки. Думаю, по большому счету, мало кто из современных музыкантов действительно задумывается, настолько важно значение качества того, что они создают или воспроизводят.

«Современная школа виолончельного искусства дошла до своего пика. Научить играть на виолончели, даже виртуозно, можно любого человека. Но нельзя научить чувствовать инструмент».

Я никогда не забуду два случая в моей жизни. Несколько лет назад знакомая семья попросила меня поиграть на виолончели для их дочери, страдающей редкой формой рака. Я играл для юной девочки в госпитале перед очередной сложной операцией. На всю жизнь запомню улыбку на ее лице по окончании незатейливой прелюдии Баха. Девочка не выжила… Конечно, можно сказать, что моя музыка в данной ситуации играла роль наивного плацебо. Но я продолжаю верить, что та ее улыбка хоть немного скрасила невероятно тяжелый момент.

В августе этого года, выступая на фестивале в Италии, после очередного концерта за кулисами ко мне подошел пожилой человек, на вид лет 70-75, его лицо было в слезах. Он мне признался, что никогда (никогда!) до этого не слышал звук живой виолончели.

Отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что мой зритель/слушатель — тот, кто нуждается в гармонии. А моя виолончель и музыка, что я пишу, — это тот инструмент, который способен ее создать.

- Если бы у вас была возможность вернуться назад и выбрать иное занятие. Что бы вы выбрали?

- Только музыку. В любой ее форме. Я постиг много языков: лингвистических, программирования, язык жестов, некоторыми из них владею в совершенстве. Но ни на одном языке я не умею изъясняться так полно и совершенно, как на языке музыки. Думаю, человечество еще не создало более универсального языка, понятного каждому.

Фото из архива Георгия Гусева.

#ГЕОРГИЙГУСЕВ #ДжованниСоллима #AccademiaNazionalediSantaCecilia #CarnegieHall #GOSHProjectsInternational #Mirella

logo GOROZHANKA.png
0

русско-американский женский журнал

  • Facebook - черный круг
  • Черный Instagram Иконка
  • YouTube - черный круг

 All Rights Reserved | Copyright © 2008-2020 Gorozhanka Russian American Women's Magazine