Петергоф — сияющий праздник воды

 

Я езжу в Петергоф каждое лето. Зачем? Традиция такая. Кто-то ходит в баню 31 декабря, кто-то на шашлыки, а я в один из летних солнечных выходных — в Петергоф. И каждый год получаю от этого несказанное удовольствие. Петергоф — это сказка, это — праздник, это — фонтаны! Я убеждена, что каждый турист, приезжающий в Санкт-Петербург, должен обязательно увидеть парки Петергофа. Конечно, самое удачное время для посещения — лето и золотая осень. В другое время, когда фонтаны не работают, здесь тоже прекрасно, но это уже другой Петергоф, в котором царит совершенно другая атмосфера — тихая и спокойная.... И, несмотря на то, что бываю здесь не первый раз, изучила ещё далеко не всё. Приглашаю вас увидеть одно из красивейших мест мира моими глазами.

Утро зажгло солнечными лучами купол Исаакиевского собора, когда наш «Метеор» отчалил от причала у Дворцовой набережной возле Эрмитажа и, промчавшись по Неве, вылетел на подводных крыльях в Финский залив. Громады Питера по мере удаления от берега превращались в детские домики, но купол Исаакия продолжал сверкать на солнце, словно маяк, указывая курс на северную столицу. Между тем, на горизонте уже обозначились контуры места на балтийском побережье, которому дано возвышенно-поэтическое название — Русский Версаль. Время пути от центра Петербурга до причала в Петергофе заняло всего 30-35 минут.

Как всегда несколько минут любуюсь с причала видом Большого дворца. Это композиционный центр всего Петергофа. Изящное трёхэтажное здание, построенное в стиле «зрелого барокко», возвышается на 16-ти метровой приморской террасе. Вид Большого дворца с его галереями и двумя церквями справа и слева от дворца просто не может не вызывать восхищенного благоговения!
Первоначально в год торжественного открытия Петергофа (1723 г.) это был довольно скромный царский дворец. С 1745 года по 1755 по указанию императрицы Елизаветы дворец был перестроен по модели Версаля под руководством архитектора Ф. Б. Растрелли.

 

Трудно поверить, что ещё 300 лет назад в этих местах не было ничего, кроме деревень на болотах. Впервые название Петергоф было отмечено в «Походном журнале» Петра I 13 сентября 1705 года, а с 1710 года по указу царя здесь начались активные работы. Шла Северная война со Швецией, начатая Петром за возвращение империи её исконных земель: в 1617 году по Столбовскому миру Россия была вынуждена уступить северному соседу свои территории на востоке Финского залива и потеряла жизненно важный для себя выход к морю. Русская армия одерживала всё новые победы над шведами: Полтавская битва в 1709, взятие Риги и Выборга в 1710, морская победа при Гангуте в 1714 году. Россия доказала всему миру, что не намерена более уступать Швеции и собирается закрепить своё присутствие на Балтике. Морская резиденция нужна была стране, чтобы удивить весь просвещённый мир и поднять престиж Российской империи в Европе. Поэтому строительство велось с небывалым размахом. Да, у Петра были серьёзные амбиции, и он мечтал затмить славу французского Версаля. Поражать своей красотой Петергоф должен был с первой секунды, ибо в его основу легла высокая патриотическая идея — увековечить мощь Российского государства!

Загородная резиденция царя была торжественно открыта 15 августа 1723 года. В этот день в Петергофе состоялся первый большой праздник. На него Пётр созвал иностранных послов и с гордостью лично демонстрировал им свой «приморский парадиз». И это памятное событие теперь ежегодно отмечается в Петергофе как традиционный Праздник фонтанов….

 

 

Как обычно подхожу к Самсону — центральному и самому мощному фонтану Петергофа за несколько минут до пуска. В момент, когда под «Гимн Великому Городу» на высоту 21 метр взлетает струя «Самсона», я всегда смотрю на лица людей вокруг. Поверьте, оно того стоит: просто восторг, без преувеличения — открытые от удивления рты и наших, и иностранцев, аплодисменты... В такие минуты меня, например, охватывает гордость — и за город, и за страну. Пишу это без всякого пафоса — нигде в мире ничего подобного нет! Хотите, изображу эту картину в цифрах? Большой каскад, где расположен «Самсон» состоит из трёх лестничных каскадов с 17 водопадными ступенями и грота. Его украшают 37 статуй, 29 барельефов, более 150 декоративных фигур, а 64 фонтана выбрасывают 142 струи воды. Цифры тоже впечатляют, не правда ли?

Очень интересна история главного фонтана и символа Петродворца. «Самсон, разрывающий пасть льва» был установлен в 1735 году уже после смерти Петра I в ознаменование 25-летия победы русской армии над шведами под Полтавой. Библейский богатырь Самсон могучим усилием разрывает пасть льву, из которой вырывается мощный столб воды. Лев, чьё изображение включено в герб Швеции, в сознании европейцев начала XVIII века прочно ассоциировался с королём-завоевателем — неугомонным Карлом XII, а Самсон отождествлялся с Петром I. Аллегория, таким образом, была всем понятна. Недаром именно здесь и было сказано: «отсель грозить мы будем шведу…»! Скульптура была отлита из свинца, и поэтому уже к концу XVIII века она деформировалась и потребовала замены. Выполнение второго Самсона Павел I поручил скульптору М. И. Козловскому. Он сохранил основу композиции Растрелли, но дал иной образ победителю, уподобив его героям античности: новый Самсон вызывает восхищение не только своей силой, но и красотой атлетически сложенного тела. В 1802 году скульптура была установлена, и 140 лет Самсон Козловского по праву считался одним из лучших памятников Русской воинской славы.

 

В сентябре 1941 года гитлеровцы захватили Петергоф, вывезли Самсона в Германию и переплавили. Восстановление символической фигуры богатыря-защитника было поручено скульптору-ленинградцу В. Л. Симонову, пережившему самую страшную первую блокадную зиму. Работа предстояла очень сложная и кропотливая, ведь ни фото всестороннего, ни точных обмеров скульптуры никогда не проводилось. Через газеты и радио к ленинградцам обратились с просьбой прислать сохранившиеся у них довоенные снимки скульптуры. На адрес редакции были присланы сотни фотографий! Образ античного героя собирался по крупицам. А 31 августа 1947г. по улицам Ленинграда медленно проезжал возрожденный Самсон. Военные отдавали ему честь, а горожане смеялись, плакали от радости и забрасывали его цветами. У самого подножия статуи, почти незаметный в темной куртке и серой кепочке, сидел В. Л. Симонов и тоже не мог сдержать слез. А 14 сентября струи восстановленного фонтана снова взметнулись на двадцатиметровую высоту….

Но вернёмся в день сегодняшний. Вообще парки Петергофа летом — это настоящее буйство зелени во всех её оттенках! Посреди этого изумрудного царства белеют кипельно-белые ажурные мостики и вазоны, величественно высятся позолочённые скульптуры. Но главное богатство здесь, конечно же, представляют фонтаны — всего на территории их насчитывается более 150. И каждый из них оригинален и неповторим. Все фонтаны работают по петровской схеме водоснабжения ежедневно с утра до вечера, что особенно изумляет туристов из Франции: водяными забавами их знаменитого Версаля можно любоваться лишь пару часов в неделю — приходится экономить воду. А между тем, в Петергофе не увидишь ни одного насоса! Когда при строительстве резиденции встала проблема подачи воды, Петр предложил использовать метод самотёка путём естественного перепада высот. Так и сделали: был построен канал общей протяжённостью 24 километра, ведущий от близлежащих озер к Петергофу. Необходимый напор воды был достигнут, а обслуживанием сложных гидротехнических устройств по сей день занимается целая фонтанная команда, у них есть даже специальная форма. Сегодня это 24 человека летом и 10 зимой. Включаются фонтаны, как и в XVIII веке — вручную.

 

Чтобы примерно понимать планировку комплекса, будет не лишней следующая информация. По Петровскому замыслу приморская резиденция поделена на две части: Парадный, Нижний парк, занимающий огромную территорию больше 100 гектаров и небольшой Верхний сад, несмотря на свою красоту и точную геометрию, имевший весьма утилитарное значение — здесь выращивали фрукты для царского стола и прислуги во дворце. В Верхнем парке расположено пять больших фонтанов: фонтаны Квадратных прудов, «Межеумный», «Дубовый» и фонтан «Нептун» с небольшим трехступенчатым каскадом Аполлона. Они служат не только эстетическим, но и чисто техническим целям: это огромные резервуары, в которых накапливается мощное давление. Как раз за счёт него и работают фонтаны Нижнего парка. Пруды украшают статуи богини Венеры и юного бога Аполлона. А ещё здесь плавают лебеди и совсем не боятся людей. В центре главного верхнего бассейна стоит Нептун, бог морей. Эта статуя старше самого Петергофа. До 1799 года здесь была композиция из свинца, но она быстро вышла из строя, и её заменили скульптурой Нептуна, которую российский император Павел, путешествуя по Европе, купил за гигантские по тем временам деньги — 30 000 рублей золотом. Эта скульптура была отлита ещё в 1660 году в Нюрнберге и почти полтора столетия пылилась на складе. Павел сначала собирался установить Нептуна в Гатчине, но потом передумал и отправил его в Петергоф.

В идею обустройства Нижнего парка был положен принцип: каждому дворцу должен соответствовать каскад. Мне, например, наиболее симпатичен Большой каскад. Уж очень красив! Он представляет Большой дворец и состоит из 64 фонтанов и 255 бронзовых статуй.
Сердцу восточной части — дворцу Монплезир — соответствует каскад Драконов, или «Шахматная гора», высотой 21 метр. Он представляет собой покатую поверхность горы, на вершине которой зияет небольшой грот. Дорога перед гротом выполнена в форме широких ступеней, каскадом. По замыслу царя Монплезир должен был стать своеобразным рабочим кабинетом, куда можно было удалиться от официальной придворной жизни, поэтому в его архитектуре господствует практичность с долей аскетизма. Как раз в духе Петра. Это было его любимым местом в Петергофе, поэтому домик и получил название «Мое удовольствие». По-французски — «Монплезир».

С Эрмитажем композиционно связан «Львиный» или Эрмитажный каскад. Он имеет вид открытого греческого храма, и с трёх сторон обнесён четырнадцатью гранитными колоннами, между которыми бьют фонтаны из мраморных ваз. Посреди бассейна стоит бронзовая фигура нимфы Аганиппы. С двух сторон каскад «охраняют» бронзовые львы.

Каскад «Золотая гора» в Марли, западной части Нижнего парка, поражает роскошью своей отделки. Представьте себе грандиозную лестницу с золотыми ступенями, по которым струится журчащая вода. Двадцать две сливные ступени облицованы мрамором, а их отвесные стенки обиты медными золочёными листами. По бокам каскада стоят на пьедесталах по шесть мраморных греческих богов, а в центре аттика, венчающего лестницу, находится статуя владыки морей Нептуна с трезубцем в руке. По сторонам от него — Тритон, трубящий в морскую раковину и Вакх, бог вина и веселья. Сочетание золота, белого мрамора и тёмной зелени елей, растущих на склоне, придаёт Марлинскому каскаду необычайную эффектность!

 

Помимо величия и грандиозности, присутствует в фонтанах Петергофа и элемент озорства. В XVIII столетии регулярные сады и парки европейской знати не обходились без шуточных фонтанов. Петр I был в курсе европейской моды, и, обустраивая Нижний парк, повелел построить что-то подобное. Так появились знаменитые фонтаны-шутихи. Главной задачей в проектировании «шутих» было замаскировать фонтан под безобидную скамейку, дорожку или даже растение. По эскизам Петра мастер Туволков создал так называемую «мочильную дорогу». Степенно разгуливающие знатные персоны в накрахмаленных париках оказывались внутри галереи из струй холодной воды и роскошные костюмы промокали до нитки! Представляю, как забавлялся император! 

Эти фонтаны и сегодня — предмет неудержимого веселья детей и молодёжи. В гроте Большого каскада работает восстановленный относительно недавно шуточный фонтан «стол с брызганьем». В саду «Монплезира» есть две скромные крашеные скамьи с маскаронами тритонов — тоже «шутиха». «Дубок» окружен тюльпанами, засмотревшись на которые, непросвещённый зевака оказывается под струями воды, выстреливающими из ветвей дуба.

 

 

В парке у меня есть любимое место. В партере у подножья «Большого» каскада на границе больших цветников расположены две неприметные полукруглые скамьи из мрамора с уникальными подлокотниками, выполненными в виде львиных лап. Над западной скамьей возвышается фигура «Нимфы» — речной богини, копия античной римской скульптуры III века до н. э., хранящейся в коллекции Государственного Эрмитажа. Над восточной — «Данаида» с кувшином, мифическая дочь аргосского царя Даная, которая была обречена наполнять бездонную бочку в наказание за убийство мужа.

Постепенно небо заволакивают тяжелые тучи, и я тороплюсь к причалу. Покидая Петергоф, я всегда прохожу мимо памятника Петру I. Это любимый памятник тех, кто хочет быть счастливым, ведь для этого нужно просто забросить монетку к нему в сапог. Мне нравятся такие наивные традиции. Интересно, кто это придумал? Конечно, и я кидаю в сапог Великого Петра свой рубль….

До скорой встречи, ваше Величество!

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload