Чаруй мой слух, Маэстро!

September 26, 2016

 

 

Музыка: Евгений Магалиф
Чаруй мой слух, Маэстро!

 

Незадолго до Рождества я имела удовольствие познакомиться и пообщаться с очень интересным человеком. В Америке он живёт уже двадцать пять лет, но был известен и популярен как композитор в Белоруссии и России ещё задолго до своего переезда. 
Сегодня музыка Евгения Магалифа исполняется в США, России, Германии, Польше, Франции, Белоруссии, Украине, Чешской Республике, Финляндии, Литве, Болгарии, Израиле. Каким был этот путь, как изменилась музыкальная жизнь Евгения за эти годы… Об этом и о многом другом его рассказ. 

 

Для начала небольшая историческая справка. Евгений Магалиф родился в городе Витебске (Белоруссия), закончил Витебский музыкальный колледж и Белорусскую Академию музыки. В Белоруссии Е. Магалиф прославился, благодаря своим песням и музыке для детей. Многие произведения исполнялись и были записаны известными музыкантами разных стран и звучали на радио и ТВ. Евгений Магалиф – автор мюзикла «Свинопас», кантаты «Бармалей», музыки для театра, радио и ТВ, инструментальных пьес, Христианской хоровой музыки, популярных песен, и баллад. Стиль его музыки можно определить, как комбинацию классической и популярной, или назвать – «современная классика». Одна из наиболее любимых музыкантами и публикой пьес Магалифа «Колибри» -  для флейты и струнного оркестра -  с успехом исполнялась в разных странах известными оркестрами и дирижёрами. С 1990 года Евгений живёт в США.
 

- Евгений, расскажите, что послужило причиной вашего переезда в США?


О, это была очень занимательная история! Можно сказать, фантастическая. В Америку я поехал как турист, и до того момента я и помыслить не мог, что буду жить здесь. Ехал я к другу детства, чудом получив гостевую визу. В день моего приезда Американское консульство было закрыто, но вдруг идущий мимо мужчина остановился и спросил какая у меня проблема. Он меня выслушал, открыл специально для меня консульство и выдал визу. Таким же чудом был и приезд в США моей жены и детей: их тоже впустили как туристов.  Сразу же после развала Советского Союза мы подали документы на получение политического убежища. И, несмотря на то, что разрешение работать нам выдали сразу, гражданами США мы стали только спустя 10 лет. Конечно, первое время было нелегко: нужно было содержать и кормить семью, и мне было не до музыки. Поначалу, я пытался руководить отсюда исполнениями и записями своих песен в Белоруссии и других странах (на тот момент Франции и России). Однако, это оказалось очень сложным делом. По сути – почти пустая трата сил и времени. Стало совершенно очевидно, что без личного присутствия на репетициях с певцами, на записях и утверждении аранжировки, всё получается не так! Поэтому, в тот момент, я перестал этим заниматься.

 

 

Многое изменилось с тех пор, и теперь я могу с гордостью сказать, что мы с женой - довольно редкий пример людей, которым не пришлось в корне менять профессию в США. Многим музыкантам здесь приходится перепрофилироваться, в основном, в программисты, или подрабатывать на разовых «халтурах». Мы же остались в музыке и с музыкой. Это редкая удача!
На сегодняшний день я, вот уже много лет, преподаю музыку в государственной школе. Работа довольно сложная и требует постоянного напряжения из-за того, что английский язык мне не родной, хотя и владею я им неплохо. Но ведь нужно всегда быть готовым понять детей, а особенно – начальство, да и самому суметь объяснить ученикам всё правильно и грамотно. 
Как правило, рядом с выдающимся и известным мужчиной, идёт по жизни незаурядная женщина. Что вы можете сказать об этом?
Совершенно с вами согласен! Моя жена Таня – потрясающая женщина! И все мои песни посвящены ей, она - моя муза. Мы познакомились, когда нам было по 16 лет, во время учёбы в музыкальном училище. Через пять лет поженились, и у нас родился сначала сын, а затем и дочь. Есть женщины, красоту которых годы только оттачивают, совершенствуют. Вот моя Татьяна такая. Кроме того, представьте себе, каково ей было сохранять доверие мне, когда я, в силу особенности музыкальной профессии, находился всё время в женском окружении: студентки в училище и консерватории, певицы, поющие мои песни – кругом женщины…. Конечно, и я, со своей стороны, старался это доверие оправдывать... 


Есть ли у вас произведения с какой-нибудь интересной и необычной историей?  


Вы знаете, есть и не одно. Когда мне было лет двадцать, я принес свою песню на стихи Анатолия Чепурова «Листья падают» Владимиру Мулявину, основателю и художественному руководителю ансамбля «Песняры». Песня ему понравилась, и он оставил её у себя. В силу каких-то обстоятельств «Песняры» её не спели, но спустя более 30 лет она-таки прозвучала в огромном концертном зале на Поклонной горе на день 70-летия Победы. Исполняла её заслуженная артистка Республики Татарстан Миляуша Таминдарова, симфонический оркестр (дирижёр Владимир Керн) и огромный сводный хор. Управлял всем этим действом и дирижировал профессор Борис Тараканов. Это была мировая премьера! Спустя более 30 лет…
А ещё забавная история случилась с моей кантатой для детей «Бармалей» на стихи К. Чуковского. На первом курсе консерватории я показал наброски кантаты молодой женщине – дирижёру специальной музыкальной школы при консерватории – Алле Мазуровой. Ей так понравилась музыка, что она приходила ко мне в комнату общежития, приносила шампанское, будила меня и буквально заставляла продолжать сочинение. Прошло время, и я совершенно забыл про «Бармалея», а ноты вообще потерял. Почти через сорок лет, будучи гостями фестиваля «Славянский Базар», мы с женой съездили в Гродно, хоровая капелла которого пела мои духовные хоры. В заключение концерта нам сказали, что сейчас будет сюрприз. И хор исполнил кантату «Бармалей». Я был ошеломлён, и даже слёзы на глазах выступили от волнения. Оказывается, капелла уже много лет поёт эту кантату. И в моём родном Витебске городской молодёжный хор также около 40 лет держит её в репертуаре. Мне скопировали ноты, я сделал новую редакцию, расширил её и сделал вариант с оркестром. Теперь кантату поют во многих городах России и Беларуси, недавно была премьера с оркестром в Дагестане. Вот такой удивительный случай. И основную роль в создании этого произведения сыграла женщина.

 

Евгений, а как к вам приходит вдохновение?


Это почти необъяснимо и бывает по-разному. Главное — получить какой-то толчок, что-то должно привлечь моё внимание. Это может быть одна строчка стихотворения, а, может быть, какая-то красота в природе: например, пара лебедей, скамейка у воды, неуклюжий пингвин. Ну и, конечно, красивая женщина – такая, как моя жена. 
Вот, например, как пришла идея написать пьесу «Колибри». Есть такие чудесные птички – колибри, они каждый год прилетают к нам и живут с мая по сентябрь. Пять лет назад я сидел на балконе и разговаривал с другом-флейтистом по телефону. Он меня попросил написать пьесу для флейты и струнного оркестра. В этот момент к поилкам с нектаром на балкон прилетели колибри, у меня что-то «щёлкнуло» и пришла в голову музыкальная тема будущей пьесы. Как раз флейта, её изящество и лёгкость лучше всего характеризуют эту удивительную, крошечную птаху.
Очень важно, чтобы появилась идея, интересная мелодия, музыкальная тема. А дальше уже можно её по-разному развивать и обрабатывать. И здесь уже большую роль играют талант и мастерство композитора. Сейчас эта пьеса исполняется более чем в 60 странах мира, и на неё сделано порядка десяти аранжировок: и с фортепиано, и с оркестром, и даже с октетом балалаек. Можно сказать, что именно благодаря «Колибри» моя творческая карьера пережила второе рождение и я получил признание здесь, в Америке. Получается, что, прилетев в мою жизнь, эта птичка подняла такой вихрь волнующих и радостных событий, что я не устаю удивляться! Вот такие чудеса! Теперь я считаю колибри моим талисманом.

От редакции «Горожанки» хочется добавить, что несомненным признанием мастерства композитора служит тот факт, что в декабре 2014 года флейтовый оркестр "Chesapeake Flute Consort", музыкой Евгения Магалифа открыл сезон Праздничных зимних концертов в Белом Доме. Произведение прозвучало дважды, публика требовала его исполнения на «бис». 
Трудно выразить словами то ощущение полёта, когда дело твоей жизни получает такую высокую оценку.  Хочется пожелать Евгению сохранить это чувство на долгие годы и радовать нас своим творчеством! 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload