Яков Ференц:"Икона говорит о том, что страдания Иисуса важны, но важнее его духовное тело"

 

Яков Ференц приехал в Америку в 90-м, чтобы быть рядом в последние дни жизни мамы его жены, которая тогда была больна раком. Oн тогда уже писал иконы, пробовал себя на этом поприще, но тогда это были только копии. Несмотря на то, что он уже в те времена очень интересовался иконописью, заниматься любимым делом он мог только в свободное от основной работы время, а работать ему пришлось и чернорабочим, и строителем, как и многим эмигрантам. Однако Яков убеждён, что этот опыт был ему необходим, чтобы стать тем, кем он стал. А ещё считает, что именно Америка позволяет каждому из нас делать то, что мы хотим и любим, и для этого не нужны связи и знакомства. Достаточно работать во благо своей цели и настойчиво идти к ее достижению.

Яков начал писать иконы ещё в Польше, будучи католиком, ему это было очень любопытно:

" В иконах для меня было что-то очень притягательное, я чувствовал особенную силу, работая с иконами".

Он закончил художественный лицей, затем учился в университете. 10 лет изучал искусство, очень эрудирован:"Я заметил, что в сравнении с западным искусством, икона передаёт значительно больше информации. Например, на Распятии на теле Иисуса нет ран. Я раньше не понимал, почему потеряна эта информация, но теперь я знаю, что на иконе сообщение значительно выше и важнее в духовном смысле, а не в физическом. Икона говорит о том, что страдания Иисуса важны, но важнее его духовное тело".

Однажды, ещё во времена моей жизни в Польше, я захотел посмотреть фрески, приехав для этого в маленькую провинциальную церковь. Я тогда был молодым студентом-католиком, Батюшка в той церви показал мне чудотворную икону, которая находилась в алтаре. С его позволения я сфотографировал эту тёмную старинную икону на чёрно-белую пленку. Фото, естественно, получилось чёрное, но вот плёнка полностью засветилась. Я не понимал почему это произошло, но думаю, что икона сама излучала свет и засветила плёнку.Через много лет я поехал опять в туже церковь, хотел узнать историю этой иконы и сфотографировать её ещё раз, но этого батюшки уже не было, не было и иконы.

 

 

- Как закладывался фундамент жизни в Америке?

Католичество показалось мне слишком холодным, я уже давно интересовался, а на тот момент прочувствовал и проникся православием, тем более, был уже серьёзно увлечён иконописью в те времена. Мама моей жены перешла в православие из католичества из-за того, что была разведена и поэтому ей нельзя было причащаться. И я всегда привозил её, умирающую в Православную церковь в Нью Джерси по выходным, поэтому переход в эту церковь произошёл естественным путём. Да, кстати, именно тёща дала мне идею поучиться у известного иконописца архимандрита отца Киприана (https://ru.wikipedia.org/wiki/Киприан_(Пыжов)). Этот маленький, но великий человек, расписавший множество церквей в Америке и Европе, ушедший из России с белой армией, и учившийся в Париже в École des Beaux-Arts, согласился стать моим учителем. Мы говорили с ним по-французски, несмотря на мое слабое знание языка, удивляя окружающих нас людей своим желанием понимать друг друга. Английский я не знал, русский тоже. Его английский был слабый. Выбора не было, и моё изучение иконописи проходило на французском, - Яков смеётся, - Я ведь учился в Польше в школе с французским уклоном, поэтому мои знания были на урoвне школьных, сами понимаете. А это было единственной возможностью для нас разговаривать друг с другом.

 

Мы встретились в церкви, которую Яков полностью расписал сам. Там осталось многое доделать, и он взволнованно и с трепетом рассказал мне обо всех своих творческих планах и о том, что эта церковь построена в 1974 году, она откололась от русской церкви пожелав читать и петь на родном для прихожан языке - английском. “Я считаю, что это правильно”, - сказал Яков, - люди должны говорить, понимать, чувствовать в церкви на родном языке.

 

 

- Как началось ваше сотрудничество с этой церковью?

Люди, которые приходят в эту церковь в прошлом протестанты, поэтому к иконам у них отношение предвзятое. Для них икона - это идол. Икона вызывает у них отторжение. Даже став православными, они не могут воспринимать иконы как все православные. Но всё-же они заказали маленькую икону. И я написал им эту икону, чтобы закрыть пространство, им это очень понравилось. После этого они заказали ещё...Потом ещё...Им это нравилось всё больше и они захотели расписать всю церковь. Многие вещи просто вписывались в концепцию, они поняли, что я не только могу писать иконы, но также умею организовывать пространство. Например, я смог заменить панели из резного дерева рисунком, что выглядит очень гармонично. "Сень" - была пустой, иконостас не простой, я сказал-бы неправильный, не типичный. Никто не представлял, что там может быть. Я предложил им написать распятье Христа и Крещение. Посмотрите, по-моему получилось великолепно. Я организовал всё очень гармонично, как видите, - Яков разговаривает быстро, как будто боится не успеть рассказать всё. Ему очень важно поделиться тем, что ему бесконечно дорого...Я предпочитаю всё делать быстро, даже говорю быстро, чтобы не терять время моей жизни и успеть сделать больше.

 

 

- Судя по всему, архитектурные возможности церкви не очень легки для Вашей работы?

Эта церковь очень архитектурно слабая, абсолютно простая, нет колонн, всё просто, я сказал-бы примитивно. Это вызывает определенные сложности для иконописца. Потолок висит в воздухе, посмотрите. И купол, который я расписывал, весь прямоугольный. Но я сделал так, чтобы купол выглядел круглым, и это было не легко, я обманул зрение, это смотрится иначе внутри. Но отсюда, снизу, купол выглядит так, как я хотел, теперь визуально он округлый. На самом деле он восьмигранный и совершенно не симметричный.

 

 

- Что Вы думаете про отношение современного общества к женщине? Женщина и религия, женщина и бизнес, женщина и семья.

Доктор Джон Грэй, популярный автор, который писал статьи в 90-х, написал книгу "Женщина с Венеры, мужчина с Марса" открывает глаза на многие вещи, на отношения мужчины и женщины, рассказывает о том, чем мы отличаемся друг от друга, как бы помогая приотворить ту завесу отношений и проблем, которые мы не видим потому, что мы совсем разные.

Я за то, чтобы женщинам давали возможность реализовываться, чувствовать себя уверенными и нужными всему обществу, и безусловно, нам, мужчинам!

 

 

Очень теплый, добрый и чистый человек, любящий мир, искусство, своё любимое дело и Бога, отец Яков провожал меня из преображенного его руками храма, а я уходила, чувствуя очищение от прикосновения к его творчеству.
Спасибо за Веру и Ваш талант, Яков Ференц!

 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload