Как не замерзнуть, развлечься и вкусно пообедать в российской столице?

 

 

 

 

 

Если бы я приехала в Москву впервые за много лет, я бы непременно поселилась в Ararat Park Hayatt: на мой вкус это самый уютный из больших отелей московского центра.

 

 

И, хотя там отличный завтрак, в первое утро в городе, не спеша прошла бы мимо Большого театра (сейчас там множество рождественских украшений) и здания Госдумы до Тверской.

 

Там, в нижнем этаже «Националя», - заведение с самыми вкусными завтраками в городе – гранд-кафе «Dr. Живаго», популярное у москвичей и приезжих детище ресторатора Александра Раппопорта.

 

 

Только каш - 11 видов, а еще оладьи, сырники, фермерский творог и, конечно, свежезаваренный чай: кто-то не может проснуться без чашки эспрессо, а я – без стакана чаю. В «Живаго» чай подают, как в советских поездах: в граненом стакане с подстаканником. Это не просто деталь сервировки, а часть концепции. В свое время декоратор заведения Анастасия Панибратова построила весь интерьер на советских архетипах: от тех же поездных стаканов и фарфоровых статуэток ЛФЗ до панно с мотивами «социалистического Палеха» в камерном зале и Бернеса, звучащего как easy listening, под сурдинку.

В «Живаго» приятно водить иностранных друзей, дружелюбно настроенных к советскому прошлому. Как правило, от гурьевской каши они впадают в блаженную прострацию.

Однако долго в ней задерживаться не рекомендуется: Москва – бодрый город и требует хорошего темпа.

 

После завтрака я бы прогулялась по Александровскому саду, а оттуда отправилась (и отвела бы знакомых) в свой любимый музей – имени Пушкина. Единственный, пожалуй, музей Москвы, известный практически всем моим знакомым культурным иностранцам – благодаря собранной московским меценатом Щукиным коллекции импрессионистов.

 

Помимо собственного собрания, в музее постоянно проводят выставки работ из других музеев и частных собраний: так, в январе завершается экспозиция «Парижские вечера баронессы Эттинген», посвященная жизни и творчеству российско-польской меценатки, художницы и эссеистки и ее дружбе с поэтом Аполлинером и художниками «первого ряда» рубежа XIX-XX веков, включая «Таможенника» Руссо, Модильяни и Пикассо. А кто не успеет на вечера баронессы– можно посмотреть работы Пикассо, навеянные его отношениями с русской женой Ольгой Хохловой: эта выставка работает до начала февраля.

После музея имени Пушкина – а вдумчивый осмотр обеих выставок занимает часа три – можно немного пройти по Остоженке и провести еще часок в общении с современным искусством. Если ГМИИ – мой любимый музей старого искусства, то Мультимедиа Арт Музей (многие москвичи по привычке называют его «Дом фото Свибловой», отдавая заслуженную дань основательнице и директору, московско-парижской интеллектуалке Ольге Свибловой) – любимый музей искусства современного. Ольга Львовна привозит в свой «Дом фото» экспозиции выдающихся мастеров ХХ века – фотографов и не только: не так давно у нее выставлялись работы Бранкузи, например.

А параллельно с классиками совриска можно увидеть снимки, полотна и инсталляции молодых художников.

 

Как бы ни насыщала пища духовная, телесную никто не отменял. В центре немало разных заведений, но я рекомендую немного потерпеть и не есть в первом попавшемся, а пойти и пообедать культурно.

Вернувшись по Остоженке к храму Христа Спасителя (хотя и новодел, но стоит, пожалуй, хотя бы беглого осмотра тех, кто любит помпезную церковную архитектуру), я перейду по мосту на территорию бывшей кондитерской фабрики «Красный Октябрь».

 

Занявший ее здания хипстерский выставочно-ресторанный арт-кластер сохранил прежнее название.Там вкусно (хотя – или поэтому? – недешево) кормят в «Сыроварне» - одном из сравнительно новых проектов другого известного российского ресторатора Аркадия Новикова.

 

Кухня заявлена «деревенская», но непонятно, о какой деревне речь: о русской (картофель с грибами, домашние котлеты) или итальянской (разные виды пиццы и пасты).

Скорее второе: в тамошней собственной небольшой сыроварне (название не обманывает) делают моцареллу, буррату, страчателлу,качотту, халуми, рикотту и скаморца, а не сыр «Пошехонский».

Самый вкусный – но совершенно бешено дорогой – десерт – пирог с рикоттой и со свежей земляникой. За такую роскошь зимой приходится переплачивать вчетверо как минимум.

Завершить художественно-гастрономическую прогулку от Неглинной улицы до Берсеневской набережной рекомендую в Центре фотографии имени братьев Люмьер.

С «Домом Фото» они не конкурируют, а скорее дополняют друг друга. У «Люмьеров» проходят интереснейшие встречи с фотографами, героями снимков или людьми, которые знали их лично. Например, в поддержку выставки фотографий Дэвида Боуи работы Стива Шапиро в галерее устроили public talk с музыкантом и художником Джорджем Андервудом, другом Боуи.

 

Продолжение следует...

 

Вероника Гудкова

www.nich.ru

 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload