Новосибирск любит все самое-самое.

November 13, 2019

Сибиряки - народ конкретный.

Немногословный, неторопливый, но отзывчивый и с широкой душой. Большей частью сибирские города купеческие, патриархальные, с узкими улочками и резными наличниками на окнах.

Новосибирск - выскочка. По историческим меркам он еще подросток. И с присущим подросткам максимализмом любит все самое-самое. Если театр, то самый большой. Если зоопарк, то чтобы в нем было такое животное, какого больше нет нигде. И отделений академий наук здесь целых три.

 

Да чего уж...Здесь даже для академиков постоили отдельный городок. И, несмотря на то, что фактически это часть одного из районов Новосибирска, местные про любую поездку за его пределы говорят "поехать в город".

Академ - это в том числе Маевка, известная когда-то на всю страну тусовка в "кармане" Универа.

Каждый раз вспоминаю ее, когда еду из Городка восьмым маршрутом. За каким-то чертом в один из тех вечеров дернуло ехать почти в ночь до Речного вокзала, где была конечная. Народу набилось тьма. Входящим по пути на разных остановках пришлось мириться с тем, что большая часть пассажиров представляла собой странный люд, играющий на гитарах, поющий нечто невнятно громкое и, что вообще нынче невообразимо, курящий прямо в открытые окна. Огромная холодная река не устроила новосибирцев. Мало им было Оби, им подвай море.

Пришлось затопить пару-тройку городов и бог весть сколько деревень.Остановка электрички здесь называется гордо - Обское море. Хотя вы его не найдете на карте.

А потом еще метро. Говорят, что оно досталось нам чисто случайно, потому что строить хотели в одном месте, но что-то пошло не так, а деньги надо было потратить. Ничего, что всего 13 станций в итоге.

Зато новосибирский метромост самый длинный в мире.

Тринадцать вообще для местных любимое число. Трамвай под номером 13 наводит ужас на всю округу своим тихим ходом и принципиальным отношением к нарушителям дорожного движения. И это единственный трамвай, у которого есть свой твиттер.

Часто можно услышать, что Новосибирску просто повезло. Дескать, Транссибирская магистраль, а потом и эвакуация всего подряд от театров до заводов, помогли этой когда-то неприметной деревне Кривощеково стать "сибирским Чикаго".

За право носить звание столицы Сибири сражается в интернетбаталиях не один старый сибирский город.

Новосибирск из них самый молодой, сумасшедший, немного нелепый и угловатый. Но бульварах ли Батуми, на узких улочках Иерусалима ли, везде рано или поздно я начинаю по нему скучать. Когда-то из окна моего дома, который спроектировал папа, были видни деревянные избушки, наполовину вросшие в землю.Возле одной из таких, обреченных погибнуть в скором времени под ковшом экскаватора, каждый летний вечер сидел мужичок с гармошкой. Не помню, что он пел, помню только, что мама тревожно гнала меня с балкона, где я его слушала, потому что шестой этаж казался ей очень высоким. Когда на улицах зажигались фонари, мне казалось, что этот еще пустой, необжитой дом на самом деле - корабль, а блестящий паркет - палуба, и что вокруг бескрайний ночной океан. Потом все лето приходилось слушать звук входящих в землю свай, а ближе к зиме видеть как у подъездов разгружают диваны и кухонные гарнитуры, знакомиться во дворе с девченками из Украины и Грузии, с мальчишками, чьи родители совсем недавно строили БАМ.

Таким и остался для меня родной город - настоящим котлом профессий, национальностей, эмоций...

Порой совершенно нелогичных, странных ассоциаций...

Так, однажды зимним утром я встретила на улице человека. Ничем не приметный на первый взгляд человек. Но как он ел беляш!

Пар от остывающего на утреннем морозце мяса вперемешку с ароматом теста и начинки. Сразу вспомнила беляши моего детства. На таком же морозце, стоящая возле ЦУМа толстая продавщица, выуживала их из бездонной алюминиевой кастрюли и протягивала нам с папой это чудо в неизменной белой бумажке наподобие кассовой ленты. Обычно дома нас ждали мамины кулинарные изыски, которые она умудрялись создавать при тогдашнем тотальном дефиците. Но мы каждые выходные шли к ЦУМу за этими беляшами - огромными бесформенными кусками теста практически без мяса,но зато с избытком золотистого ароматного сока от лука и жира. Это был ритуал.

Наша с отцом тайна, о которой мама неизменно узнавала по въевшемуся в наши шарфы и варежки запаху. Самое яркое зимнее воспоминание детства, которое навсегда связано с городом детства. С годами менялись названия улиц и скверов. Появлялись новые магазины, торговые центры, школы и детские сады, кинотеатры.

Уже и прежнего ЦУМа нет, не то что беляшей - сгорел в новогоднюю ночь 2000 года. Но до сих пор пока можно безошибочно определить возраст человека, назначив ему встречу у "старого школьника", "шайбы" или "центрального дома книги".

И только земляк поймет, что тебе нужно, когда ты просишь его передать мультифору. И это как тайный язык, знак, шифр - "свои".

 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload