Персона

АЗАРТ РЕПОРТЕРА ВЕЛИТ

Новый город, новый коллектив, новые темы...

64
Биография Катерины Котрикадзе впечатляет. Ей очень подходит описание из гайдаевской комедии: «…студентка, комсомолка, спортсменка. Наконец, она просто красавица!» В свои «20 с небольшим» она успела получить Красный диплом факультета журналистики МГУ. Затем работала репортёром в проекте «Опасная зона» на телеканале ТВЦ, позже — корреспондентом RTVi и радиостанции «Эхо Москвы». Возглавляла новости на телеканале «ПИК» в Тбилиси, а затем стала и заместителем генерального директора этого канала. В 2012-ом – новый поворот. Катерину пригласили приехать в США и возглавить информационную службу RTVi в Нью-Йорке.
— Или, всё-таки, темы остались прежними? Что изменилось с переездом? — Всё изменилось, кроме меня самой. Ощущение, что уже почти 2 года живу на другой планете. Люди, город, стиль общения, вид из окна… Я сменила второй этаж тбилисской квартиры на 35-й в Нью-Йорке. И если честно, до сих пор не по себе… Не потому, что боюсь высоты, а потому, что вокруг слишком много стен, слишком мало пространства. Я знаю, что в Америке оказалась временно, что это огромный, очень важный этап, но я слишком люблю свою страну – банально звучит? Не знаю, как сказать иначе. В общем, рано или поздно обязательно вернусь в «ту-часть-света». А темы – да, они тоже другие, конечно!
— Новости на RTVi стали интереснее… — Спасибо, для меня очень важно услышать такое! Я, знаете ли, из тех, кому иногда очень нужна похвала (смеётся – Р.Ф.). Скажу честно, сделать хороший выпуск новостей можно только в том случае, если есть команда, если есть понимание общей ответственности. Так вот, коллеги, с которыми я работаю — опытные, умные, принципиальные, они не вчерашние школьники. Однако, по привычке, следовали телевизионным стереотипам 90-х. Вот от этого опыта пришлось избавляться… К счастью, получилось!…

— А как обстоят дела с пресловутой «информационной политикой» ? Многие зрители телеканала — от Тель-Авива до Риги, от Нью-Йорка до Канберры, — спрашивают: «не дала ли редакция крен в сторону Кремля»? — Я вообще не умею крениться. Иначе ведь можно кого угодно в чём угодно убедить – но себя уважать перестанешь. Вот этого я страшно боюсь. Поэтому предпочитаю следовать совести. При этом… Терпеть не могу браваду и размахивание на каждом углу своей “особой свободой”. Мы просто делаем достойный продукт.

— За всё время работы корреспондентом ты стала очевидцем множества событий. Уверена, что зрители RTVi помнят твои репортажи о политических кризисах, показах мод, концертах, акциях протеста на Болотной в Москве, интервью с тогда ещё президентом РФ Дмитрием Медведевым, президентом Грузии Михаилом Саакашвили, главой МИД России Сергеем Лавровым, израильским министром иностранных дел Авигдором Либерманом… Их много, всех и не перечислить… Не спрашиваю, какой материал самый «любимый». Но какой из них стал самым памятным?

— Самый личный репортаж, конечно, связан с войной 2008-го. Он о Гиге Чихладзе, друге, журналисте. Его убили тогда на въезде в Цхинвали. За то, что он поздоровался на КПП по-грузински. Его тело долго не могли вывезти, а потом были похороны в Тбилиси, мы все моменты снимали… Знаете, я тогда не могла начитать закадровый текст, всё время плакала. Но вариант “забиться в угол и рыдать” не работает в таких случаях. Пришлось собраться и сделать материал. Надо ведь рассказывать обо всём зрителям – они же каждый день включают телевизор, ждут информацию. И поэтому нужно постоянно быть в форме. Если ты не справишься со своими эмоциями, люди не узнают, как всё было на самом деле и будут верить другим “источникам”.

— А сложно после работы в самой настоящей горячей точке пересесть в кресло директора информационной службы? — Во-первых, кресло директора совершенно не мешает работе в поле. Если не снимать, не ездить, не задавать вопросы, не брать интервью — теряешь ощущение ритма, присутствия в информационном пространстве… И тогда ты становишься кем-то другим, не собой… Так что азарт профессии велит – не расслабляйся!

— Получается, что телевидение — это постоянный адреналин. Не утомляет? Не хочется иногда «всё бросить — и в Гагры»? Или, скажем, в Майами? — Очень иногда хочется, но через 2-3 дня отдыха начинаю истерично изучать новости. Через неделю вою от скуки. И с огромным удовольствием выхожу на работу. Иначе “ломка”.

— Понимаю, «наркотик»! А твой недавний проект, программа «СО-МНЕНИЕ» — тоже из этой категории? — «Со-мнение» — это некий этап в профессиональном развитии. Вообще беседа, интервью – одна из наиболее сложных форм журналистики. Быть хорошим интервьюером удаётся далеко не всем, и я вовсе не уверена, что я – в числе счастливчиков… Тем не менее, очень стараюсь! Всегда собой недовольна, но это и хорошо — стимул для роста! «Со-мнение» – проект очень интересный лично для меня. Это ток-шоу, в котором я была вольна задавать любые вопросы гостям. Порой бывало очень жарко! Сейчас мы закрыли проект — с тем, чтобы сделать новый! Похожий, но другой! Так что следите за программой!

— Теперь, спустя два года в США, ты уже практически американка. Ощущаешь себя таковой? — Нет, конечно! Хотя восхищаюсь этой страной совершенно искренне. А вот мой сын, который родился уже здесь, — точно американец, на все сто!

— Поздравляем с рождением сына! А по кому или по чему ты больше всего скучаешь в Большом городе? — По бабушке с дедушкой – они в Тбилиси. — Появились ли у тебя в США новые привычки? Ну, к примеру, выпивать стакан апельсинового сока на завтрак, как все американцы в голливудских фильмах?

— А разве американцы пьют апельсиновый сок? У меня появилась привычка покупать кофе в одноразовых стаканчиках каждое утро, перед работой. Это чистая Америка, и мне иногда смешно смотреть на себя со стороны. Но это очень удобно!

— Сама готовишь завтраки-ужины или муж? Кто делает твои любимые грузинские блюда? — НИКТО!!! И это – трагедия! Я вообще не готовлю, а муж готовит безумно талантливо, но редко. И вот ещё одна американская привычка – мы заказываем еду на дом. Почти каждый день. И страдаем… Грузинские блюда ждут нас дома – по возвращении. Надеюсь, дождутся!

Добавить комментарий