Городские рассказы

ПАПУЛИК

56

Мы решили отдать нашего старшего мальчика в большой теннис. Какое счастье, что и корты, и тренер были прямо в нашем кондоминиуме. Тренер — сосед, который уже ушёл из большого спорта, но был предан и ему, и своему делу. Кортов было два, и чаще всего они пустовали, если сосед никого не обучал на одном из них. Великолепная комбинация!

За 20 минут до начала урока я усадила малыша в портабильную корзинку для машины, он предпочитал её обычной коляске, и мы отправились к кортам. Старший, понятно, бежал впереди, для него не нужно было особого приглашения, любой спорт, кроме карате, дзю-до, тхэквондо и кунг-фу (почему-особый разговор), вызывал у него неописуемый восторг, и он хотел, хотел, хотел. Тренера на кортах ещё не было, но когда мы подошли, там стояла девочка лет десяти с ракеткой и, видимо, её мама.

Мой мальчик тоже держал в руках ракетку с романтичным названием «Лебiдь», которую привезла из Украины сто лет назад ещё его бабушка, понимая, что в новой стране каждая копеечка пригодится. Малыш глазел из корзинки на всё происходящее, старший крикнул мне что-то на бегу и вылетел на корт за жёлтым мячиком. И вдруг женщина с корта подбежала ко мне и со словами: «Oh, you speak Russian!» («Вы говорите по-русски!») принялась меня обнимать. Слёзы радости выступили на глазах американки.

Она только повторяла: «Divine intervention, divine intervention». Мне женщина понравилась, но я всё ещё не всё понимала, точнее — я не понимала ничего, кроме того, что она отчего-то радуется, что я говорю по-русски и что кто-то вмешался. За шесть лет в стране слова divine я ещё не выучила. Мой муж, который шёл за нами и уже подходил в тот момент к корту, тоже ничего не понял — отчего незнакомая (или знакомая?) женщина вдруг напала на его жену и принялась так неистово обнимать? Муж женщины тоже подошёл. Женщина в слезах обратилась к нему: «Они говорят по-русски». Мужчина сдержанно улыбнулся, но объяснение последовало.

Из их истории мы поняли, что у них была причина для радости. Девочка, которая была на корте — их единственная дочка, больше они не смогли заиметь детей, поэтому решились на удочерение. И вот ровно через 6 дней к ним в семью прилетает русская девочка из детского дома. Пожить с ними. Они видели её только на фотографии. Но как они, не зная ни слова по-русски, будут с ней разговаривать?! И вдруг такая удача. Они встретили нас, мы говорим по-русски!

Кстати, кто не знает «divine intervention» — это Б-жественное вмешательство, провидение. Вот о чём говорила женщина, обнимая меня. Подошёл тренер. Это он совершенно случайно решил соединить наших старших детей в пару для тренировок, ведь они были одного возраста и уровня. Он только бросил нам: «А, вы уже познакомились? Отлично!» Всю тренировку мы щебетали о своём, а потом разошлись по домам ждать приезда русской девочки, договорившись, что если нашим новым знакомым что-то надо, они всегда могут позвонить или даже приехать, и мы обязательно переведём, поможем. На следующую тренировку они приехали вчетвером.

Девочка лет шести шла за руку с новым папой, она была очень милой, но слегка пугливой. Я поздоровалась с ней, объяснила, что взрослые дети пошли играть в теннис, а мы решили пройтись вдоль корта. Увидев, что девочка стесняется излишнего внимания, я продолжала разговаривать уже с малышом, она тоже не сводила с него глаз. Тогда я называла его «сладик-шоколадик». Девочке понравились эти слова. «Шоколадик», — повторила она, засмеялась, поправила его одеялко и посмотрела на меня. Так мы подружились с этой милой девочкой. Потихоньку она разговорилась со мной, но всё таки больше всего разговаривала с малышом, улыбалась ему, а он смотрел на неё и тоже иногда улыбался. Её детство совсем не было таким светлым и безоблачным, и она, казалось, пытается рядом с нами изучить всё то, чего ей недодали.

Новая семья окружила её заботой. Она выбрала спать в спальне со своей новой сестрой. А все подарки, которыми родители завалили девочку, прятала в тумбочку рядом с кроватью, под подушку и под одеяло. По старой привычке. Из всей семьи она выбрала папу и ходила за ним хвостиком. Девочке не нужны были слова, она общалась с родителями по-русски, а они пытались понять, что она говорит, заодно подсказывая ей английские слова. Оказалось, девочка безумно любит воду. Мне с радостью сообщили, что она плавает, как рыбка, и ни за что не хочет вылезать из бассейна. Но всё таки слушается, особенно если с ней разговаривает папа.

Мы сдружились ещё больше. Но девочке нужно было возвращаться назад, а новым родителям — начинать оформление документов. Мы сказали ей, что она обязательно вернётся. Девочка оставила самые дорогие ей подарки в своей спальне, а остальные взяла с собой, рассказав, что они будут для детей из её детского дома, тех, которые остаются там, укуталась в флисовое одеяло для самолёта, которое сшила для неё мама из куска материи, и улетела назад. Эта история со счастливым концом: девочкa вернулась в свою новую семью через два года — процесс удочерения был долгим. Её родители и сестра ездили сами за ней в детский дом в далёкой России. Но их сердца были с ней и все эти долгие два года.

Однажды папа, с нежностью вспоминая её в это время до её приезда, задал мне вопрос. «Ты знаешь, — сказал он мне, — она меня называла… дай мне вспомнить, я выучил это слово, она меня называла «papulik». Что это значит?» По моему телу пробежала тёплая волна. Возможно, я слишком сентиментальный человек. Но слышать от этого гиганта, офицера морской пехоты, русское слово, бережно сохранённое и сказанное с такой нежностью, было просто нереально.

В моём лексиконе не нашлось точного перевода. Есть ли он? Я просто не знаю. Но я ответила ему: «Знаешь, это даже не Dad и не Daddy, это единственный, самый близкий и добрый папа, который когда-либо был в жизни этой маленькой девочки! Ей, наконец, повезло.» И он кивнул и сказал с улыбкой: «Я так и понял. Pa-pu-lik.» И казалось, что это слово обняло его, как ручки маленькой нежной девочки, его новой дочки.

Добавить комментарий