Gorozhanka!

14

HAPPY

birthday

City Girl US

The material on this site may not be reproduced, distributed, transmitted, cached or otherwise used, except with prior written permission of Gorozhanka Russian American Women's Magazine.

Путешествие через пять стран

Advertisement - Continue Reading Below
Gorozhanka magazine

Когда я советую высоко интеллектуальную (на мой взгляд) книгу одной из подруг, она отмахивается: 

– Вика, угомонись! Не мешай мне быть красивой! 

Так и мои новые истории не для организованных, ответственных людей, а для тех, кто не следит за временем, кто часто меняет свои планы, тех, кто не смешивает отдых с неуемным желанием посмотреть, как можно больше. Мой опыт путешествий скорее для людей спонтанных, непредсказуемых, глядя на которых ответственные товарищи вздыхают и еще больше советуют ознакомиться с предложениями туристических агенств и питаться здоровой пищей. 

Конечно, двум работающим людям трудно срываться в отпуск спонтанно. Хочешь – не хочешь, а надо поставить в известность босса, human resources (отдел кадров) и получить подтверждение. 

В этом году даже с местом отпуска за нас решили: мы получили приглашение на свадьбу. Во Францию. Пришлось ехать. Нет-нет, что вы? Мы не жалуемся. Просто Фиджи и Гавайи отодвинулись еще дальше. 

Кто жил в Советском Союзе, тот меня поймет. Франция для нас была особой любовью: добытые в бою кружевные, нежные лифчики и духи “Клима” навсегда сделали нас женщинами с шиком. Песни Мирей Матье и Джо Дассена – тонкими ценителями популярной музыки, а великая французкая литература сделала с нами то же, что с французами их Великая революция: раскрепостила и дала свободу, пусть не абсолютную, но, как минимум, внутреннюю. 

Поэтому во Францию я засобиралась с энтузиазмом: 

– Джефф ( пока гражданский муж, но очень скоро станет законным)! Если мы уже летим во Францию, давай заедем и к друзьям в Германию! 

– Нет проблем, дорогая! 

Мы вылетели в Париж за два дня до свадьбы. Бракосочетание дочери моей лучшей подруги в шато XVIII века готовилось в течение года и назначено было в трехстах километрах от Парижа на северо-запад – в местечке Креон. В Париже у нас оставалось полтора дня на все про все. Поэтому, не успев закинуть вещи в отель, мы с Джеффом немедленно побежали в Лувр. Джефф по-английски вежливо спрашивал: – Как дойти до Луув, плис, Луув? – Не понимать, – отрезала продавщица. – Луув! Луув, – продолжал Джефф на чистейшем английском. – Не понимать! Я не выдержала и по-русски: – Лувррр где? И тут продавщица заулыбалась, закивала головой: – О! Лююювь ( с ударением на мягкий знак)! И показала рукой в какую сторону шагать. И мы дошлиПочему немедленно? Потому что я боялась опять не попасть. Дело в том, что в Париже я в третий раз, а в Лувре так и не была. Два предыдущих раза Лувр был закрыт на большой замок: бастовали работники музея. Представляете? Два раза! 

Чтобы не получилось, как в Египте и в Мексике, мы побежали смотреть на Джоконду. В Египте, а потом в Мексике случилось … 

Однажды пропутешествовали мы с подругой в Египет. В первый же вечер, не сходя с места, прямо в отеле купили все туры, какие только предлагали местные туроператоры. Сафари на верблюдах? Ок. На ослах, козлах, джипах – классно, в Луксор – не вопрос, пирамиды смотреть – тоже в корзину, музей папирусов в Каире, прогулка на яхте по Нилу – купили все. 

Первой была поездка в Луксор. Вернувшись, мы отменили все туры. Потому что до поездки в Луксор мы ,как оказалось, ничего не знали о жаре. Было не просто жарко, а очень-очень-очень жарко. И устали мы от этой жары так, что упали на пляже и больше не вставали до вылета обратно в Штаты. Умереть из-за пирамид должны что ли? Американцы, узнав, что мы отдыхали в Египте, дружно спарашивали: – Вы пирамиды видели? 

А мы так и не поехали смотреть на одно из чудес света древнего мира. Планы пришлось изменить соответственно реакции нашего организма на климатические условия страны. 

В Мексике, помня египетский опыт, решили сразу все туры не покупать, взяли только трип в джунгли на лодке и плавание с трубкой в открытом океане. Но невыносимо хотелось купить “ночь в самой крутой дискотеке Мексики”, о которой говорят даже в Нью-Йорке. Наш отель случайно оказался в шаговой доступности. Дискотека начиналась в 22:00 и до последнего на ногах. 

Друзья! Мы ни разу за всю неделю не дожили до 10 вечера. В 21:00 мы падали на кровати в нашем пятизвездочном номере и немедленно засыпали. Отдых валил нас с ног каждый день, невзирая ни на какой послеобеденный сон. 

Консъерж в парижском отеле посоветовал ехать на метро: – До Лувра двадцать минут на метро или сорок пешком. Мы с Джеффом пожали плечами: – Метро? Да мы бывалые путешественники. Что нам сорок минут? Легко! Вышли с телефоном в руке и ровно через пять минут заблудились. Телефон кружил нас вокруг разрисованной граффити статуи. Мы сдались, забежали в первый встречный магазин и, размахивая руками и телефоном, пытались прояснить дорогу в Лувр. 

Джефф по-английски вежливо спрашивал: 

– Пардон, мадам, как пройти в Лууув? 

– Не понимать! – отрезала продавщица. 

– Луув, плис, Лууув, – прдолжал Джефф. 

– Не понимать! 

И тут я на чистом русском: 

– Лувр где? 

И продавщица тут же поняла, закивала головой: 

– Люювь, Люювь. 

И махнула рукой в правильном направлении. Джефф по-английски вежливо спрашивал: – Как дойти до Луув, плис, Луув? – Не понимать, – отрезала продавщица. – Луув! Луув, – продолжал Джефф на чистейшем английском. – Не понимать! Я не выдержала и по-русски: – Лувррр где? И тут продавщица заулыбалась, закивала головой: – О! Лююювь ( с ударением на мягкий знак)! И показала рукой в какую сторону шагать. И мы дошли. Джефф по-английски вежливо спрашивал: – Как дойти до Луув, плис, Луув? – Не понимать, – отрезала продавщица. – Луув! Луув, – продолжал Джефф на чистейшем английском. – Не понимать! Я не выдержала и по-русски: – Лувррр где? И тут продавщица заулыбалась, закивала головой: – О! Лююювь ( с ударением на мягкий знак)! И показала рукой в какую сторону шагать. И мы дошли. 

В эту поездку в Европу в мой список к пирамидам и дискотеке в Мексике пришлось добавить Венеру Милосскую. Каюсь перед всеми. Не добрела, упала посреди Лувра с высунутым языком. 

Вот если бы какая-нибудь магическая сила перенесла меня двенадцатилетнюю девочку из Советского Союза в Париж, вот тогда я была бы во всевозможных восторгах. С благодарностью и благоговением ходила бы я по Лувру, узнавая будуары и залы королевы Марго и Генриха III, Анны Австрийской и Короля-Солнца. Вот тогда бы я заплакала перед Моной Лизой, вспоминая Асканио. 

А галоп в центре толпы китайских туристов совсем не способствовал восторгу перед шедевром великого Леонардо. Тем более, что вся толпа стояла спиной к картине и делала селфи с палками. 

Простите меня, Джоконда и Венера! 

Мы с Джеффом любим путешествовать на машине. Эта поездка в Европу не оказалась исключением тоже. В Париже мы взяли симпатичный «Ситроен». В машине был очень умный навигатор, говоривший по-английски с французским прононсом. Отметившись на Эйфелевой башне и восхитившись безукоризненным исполнением канкана в Мулен Руж, мы с чистой совестью, что программа минимум выполнена, покатили В Креон. 

В трехстах километрах от Парижа под музыку Beyonce лихо подкатили к толам, то есть к кабинкам, где платят за дорогу. Оказалось, что мы должны за проезд по платной дороге бешеные деньги – 26 евро с копейками. 

– Однако! – сказал Джефф. Вокруг не было ни души. Платить надо было автомату. 

Джефф сказал: 

– Смотри, как культурно. Даже кредитку берут. 

– Какие продвинутые,- умилилась я. 

Джефф сунул кредитку в отверстие и … ничего. Постучал по всем кнопками, побил кулаками. За нами уже начала собираться рычащая моторами очередь. Особенно фуры изрыгали нетерпение. Джефф ткнул в кнопку help, или как там по-французски. Заиграла приятная музыка. Слушаем музыку одну минуту, вторую. За нами очередь. Через бесконечных пять минут послышался вежливый женский голос: 

– Уи. 

Мы ж орать: 

– We need our credit card back! 

Женский голос долго объясняет что-то по-французски. 

Мы уловили только «каши-каши». 

– Что она сказала? – повернулся ко мне Джефф. И снова кричит барышне. – Карту отдай! 

А женский голос: 

– Жемипаж си жур. Каши-каши. 

Типа, ну какие эти американцы тупые. 

Я говорю: 

– Ааа, она, кажется, говорит кэш. Плати кэш. 

– Ок,- Джефф просунул в отверстие 50€. 

Сдача посыпалась монетами, как в одноруком бандите. 

– Мерси,- сказала барышня и отключилась. 

Очередь позади нас просто изошлась выхлопными газами и гудением клаксонами. 

Джефф отъехал на стоянку. 

– Honey, у нас проблема. 

Я и сама понимала, что у нас проблема. Где-то посередине Франции в начале отпуска автомат зажевал нашу карточку со всеми деньгами. И что нам теперь делать? Мы не понимаем по-французски. 

– Sweetheart, – говорю я, – не расстраивайся. Сейчас вылезем из машины, встанем возле гада-автомата и будем всех подряд спрашивать «дуюспикинглиш». Пока кто-нибудь не согласится поговорить с барышней. 

Мы, как два клоуна, баланструя на узком бордюрчике и заглядывая в глаза каждому водителю, умоляли: 

– Экскюзми, дуюспикинглиш? 

Водители разве что у виска пальцами не крутили. 

Седьмой водитель сказал: 

– Yes! 

Мы запрыгали от счастья, перебивая друг друга, объяснили проблему, трагедию, можно сказать. Он согласился поговорить с барышней. 

Заиграла приятная музыка. За нашим спасителем начала собираться очередь. Траки, автобусы с детьми, «Ягуары», «Пежо», «Ситроены», а мы слушаем музыку, молодой человек приятно общается с нами: 

– А вы откуда (два идиота)? А давно во Франции? Каким ветром вас сюда занесло? ( Что вам в Париже не сидится)? 

– Уи. 

Водитель что-то затараторил. 

Барышня обиженно в ответ. 

Водитель опять тараторит, даже руками размахивает. Особо нетерпеливые в очереди побросали свои машины, подтянулись на светопредставление. Шоу двух американских идиотов. 

Уже все что-то кричат барышне. 

В конце концов она отключилась. 

– Что?!!!! – Джефф аж позеленел. 

– Все ок!- сказал водитель.- Через 10 минут барышня будет здесь. Она откроет вам автомат. 

И укатил вдаль. За ним, салютуя нам клаксонами, покатила очередь. Мы отдавали всем честь, как на параде. 

А через 10 минут действительно прикатил не барышня, а злой контролер, потребовал наши паспорта и детальное описание внешнего вида кредитки. Потом достал связку ключей, открыл автомат и достал нашу карточку. 

Напевая хит Бременских музыкантов «жить без приключений нам никак нельзя», мы покатили дальше. 

Сельская Франция напомнила мне «Кота в сапогах», что неудивительно. Понятно, какие пейзажи вдохновляли Шарля Перро. 

«- Девушки-красавицы! Чьи это поля? 

– Маркиза Карабаса!» 

Едем-едем на запад, и вдруг из-за поворота, в дымке, среди зыбучих песков и самого мощного отлива-прилива в Европе является восьмое чудо света – Мон-Сен-Мишель. Не верится, что это обитаемый городок, в котором живут семь монахов-бенедиктианцев и 70 жителей. Там есть мэрия, полиция и больница, отель и одна-единственная улица. 

Каждые лунные сутки наступает прилив и отрезает остров от остального мира.Согласно преданию, в 708 году здесь Архангел Михаил дал епископу Авранша Святому Оберу задание построить на скале церковь. Трижды пришлось явиться стражу райских ворот к епископу, так как тот не был уверен, правильно ли истолковал знамение. И только после того, как, по одной версии, архангел Михаил постучал ему по голове перстом, а по другой — прожёг епископу мечом рясу, Обер наконец-то дал задание монахам начинать строительство. 

На спошной глади отступившего океана стот одинокий граниный утес. Два огромных камня Гаргантюа и Пантагрюэль тащили к себе, но притомились и бросили. Так, по легенде, посреди океана из ниоткуда взялся утес, на котором по сей день стоит великолепный Мон-Сен-Мишель. Оказались мы там случайно. Гости на свадьбе посоветовали. И мы не пожалели, что сделали дополнительный крюк. 

В Страсбурге нас ждали. Приехали мы, правда, на день позже: выполняли крюк. Мы спросили, что можно посмотреть. На нас полились реки информации. Мы уловили Баден Баден и Люксембург. 

Джефф заявил: 

– Хочу в Люксембург. 

– Зачем? – удивились в Страсбурге. 

– Хочу и все, – уперся Джефф. 

– Хорошо, honey, хочешь – поедем. Только сначала сгоняем в Баден Баден. Сказано – сделано. 

На следующий день мы покатили в знаменитый на весь мир минеральными источниками и казино немецкий городок. Не только в Париже, согласно Владимиру Высоцкому, в общественном туалете есть надписи на русском языке. В Баден Бадене во всех знаменитых спа все надписи, указатели, брошюры – на русском языке. Мы расслабились в спа. Под хрустальными куполами знаменитых отелей приняли на себя все джакузи, ультракрасные лампы и душ Шарко. А еще я наконец увидела, где Федор Михайлович Достоевский проигрывал свои гонорары. 

Дорогие читатели, вам обязательно надо попутешествовать со мной и Джеффом. У вас никогда не замылится глаз, вы никогда не будете следовать первоначальному плану, потому что и плана как такового нет, зато вы посетите места, которых у вас не было в списке, а must see останутся за бортом по разным причинам: жарко/холодно, большая очередь, пойдем выпьем. Бонус от такого путешествия – вы узнаете страну изнутри. Мы много общаемся с местными жителями, расспрашиваем их обо всем, приезжаем в гости, привозим и получаем подарки. 

Джефф путешествует как в фильме “Брат-2″:”Увидел красивые дома и вышел”. А я – по мотивам прочитанных книг. 

Джефф до сих пор играет в бойскаутов. Это он водит меня по лабиринтам музеев в поисках “затерянных шедевров”. Я определяю задачу : веди к Босху, например. Джефф изучает карту коридоров, номера картин, расположение их к сторонам света, чертит маршрут карандашом и циркулем, а потом – строго на север, раз и выводит меня к “Кораблю дураков”. В Амстердаме вывел к музею Ван Гога. 

В Креоне мы планировали остаться на две ночи, но собралась такая компания! Остались на три. Потом покатили в Страсбург. Думали, переночуем и поедем дальше. Но неожиданно понравился город, да еще и Баден Баден рядом оказался. Застряли в Страсбурге. Ночью посмотрели супер лайтшоу на стенах и башнях знаменитого страсбургского кафедрального собора, покатались от дамбы к дамбе на речном трамвайчике под мостами, подружились с котом, а он – с нашими чемоданами. 

Милая подруга из Страсбурга, узнав, что Джефф обязательно хочет побывать в Люксембурге, предупредила: “Только смотрите, не пропустите! А то мы тоже как-то ехали, ехали и проехали всю страну насквозь.” 

Я бдительно следила с телефоном и фотокамерой наготове за дорожными указателями и … все равно “добро пожаловать в Люксембург” пропустила. 

В Люксембурге, где во всей стране проживает всего полмиллиона человек, три государственных языка и один из них Luxembourgish. А еще все очень прилично говорят по-английски. 

В Германии хотели попутешествовать четыре дня, а потом передумали и решили заехать в Амстердам и Брюссель. 

На немецких автобанах нет платы и ограничения скорости. Сколько выжмешь – все твое. Летим по автобану со скоростью 150 км в час. Догоняет нас машина, поравнялись. Смотрим, а там водитель к окну прислонился и спит, аж пузыри пускает. Мы ж ему вовсю сигналить: ужас, кошмар, проснитесь! Оказалось, водитель с другой стороны. Просто машина из Англии. 

Однажды приехала ко мне в Америку подруга из Таллинна . Мы с ней решили прокатиться к самой южной точке США – Ки Уэсту. К тому же там дом Хэмингуэя, а мы – верные почитатели дядюшки Сэма. Я заранее заказала отель. Очень удивилась, что все отели стоили в пять раз дороже именно в эти три дня, которые мы планировали провести на Ки Уэсте. А на дворе – октябрь. 

Арина предположила, что возможно в это время какие-нибудь литературные чтения в честь Хэменгуэя проводятся. Зная американцев, я засомневалась: вряд ли. 

Приезжаем! Мамочка родная! По острову ходят толпы пьяных, голых, разрисаванных людей разного возраста и комплекции, включая стариков на инвалидных колясках. 

Оказалось, мы попали на ежегодный, международный слет нудистов и боди арт. Можно было за небольшую плату разрисовать свое голое тело в ателье, которых навалом на каждом углу, и влиться незаметно в толпу. Но поскольку мы этого не сделали, то на нас обращали внимание(слишком много одежды), даже летние платья вызывали подозрения. 

А в Амстердаме оказался ежегодный гейрарад. Навигатор с французским акцентом вел нас к отелю как раз через весь акшен. У навигатора так запрограммировано, вот мы и оказались в гуще самых развеселых людей. От нашего вашингтонского амстердамский гейпарад отличался тем, что проходил не только по улицам, часть участников рассекала по каналам на всевозможных плавательных средствах. А столпотворение было таким же, как на Ки Уэсте. Джефф предположил, что возможно это те же самые люди перекочевали в Амстердам. 

На обратном пути в Париж Джефф вдруг решил: я тебя умоляю, что мы в Брюсселе не видели? ( а мы не видели ничего) и, кардинально изменив маршрут, привез меня в город Гент – столицу Фландрии. Роскошный по количеству архитектурных памятников средневековый город. 

Путешествуя, мы ознакомились с туалетным сервисом пяти стран и везде нажимали на happy face ( опрос – как вам понравился наш туалет – и три лица: happy, unhappy и mean). К туалетам Евросоюза у нас претензий нет. 

Лето катится к концу. Друзья, знакомые, коллеги возвращаются из отпусков, делятся впечатлениями, показывают фотографии. Начинают планировать следующий отпуск следующим летом. 

А мы сДжеффом всегда помним, что, когда в Северном полушарии зима, в Южном – лето. Зачем ждать целый год? 

Advertisement - Continue Reading Below
Gorozhanka magazine

Leave a Reply