Culture

Виктория Сухарева: РОЖДЕННАЯ ПОБЕЖДАТЬ

68

 

 

Встреча наша произошла совершенно случайно. Меня пригласили на концерт в российское посольство в Вашингтоне. И несмотря на то, что я пока доверяю своим чувствам, на этот раз не поверила ни глазам своим, ни ушам. В зале, где проходил концерт, появилась удивительная, как весна, фея в красном бальном платье, усыпанном белыми лилиями. И запела так красиво, так волшебно, что весь концерт я пребывала в состоянии удивления и радости. Давно не слышала ничего подобного. И вот эта фея сидит передо мной — совершенно реальная, с той же обворожительной улыбкой и ясным взглядом. Её зовут Виктория. На вид слабая, хрупкая девушка, она, на самом деле, необыкновенно сильный, целеустремлённый человек. И мне захотелось узнать, как рождаются звёзды под нашим Солнцем.

— Родом я из Херсонской области. Там, в посёлке городского типа Новотроицкое счастливо прошло моё детство. В ладной, большой семье – у бабушки с дедушкой было три дочери…

— А почему Викторией назвали?

— Папа очень хотел, чтобы мне всю жизнь сопутствовала победа. Мама предлагала назвать Аней, но папа настоял: «Пусть будет Викторией Викторовной!» Папа решал многое в семье! Но когда тремя годами позже в семье родился мальчик, мама сказала: «А теперь моя очередь», и назвала брата Виталием. В нашем доме всегда было много пластинок. И я малых лет знала и «Песняров», и «Верасы», и «Сябров», и Софию Ротару, и Аллу Пугачёву… Помню, возвратилась как-то домой, мама открывает дверь, а у соседей звучит музыка. Мама говорит: «Дочёнок, о чём задумалась?» А я ей так серьёзно: «Мам, я хочу стать певицей». Мне было всего три года! Мама улыбнулась, и на этом всё как бы закончилось. Но у меня же была мечта! И вот исполнилось уже четыре, пять, шесть лет, а голос всё не появляется, а родители говорят, что достаточно общеобразовательной школы, надо лучше математикой заниматься, точными науками… Словом, не только не подталкивали меня к музыке, но даже были против! Тогда я поняла, что нужно действовать самой. Пошла в музыкальную школу на прослушивание. Мне сказали: «Да, слух у тебя есть, но, к сожалению, на фортепиано нет мест, есть только места в класс скрипки». И я пошла на скрипку. Мне пообещали также занятия в хоре, и через два года меня заметила руководитель хора. Она встретилась с моей мамой и сказала: «Ты знаешь, мне кажется, у твоей девочки появился голос, давай попробуем её как солистку хора»… Я разучила песни «Лесной олень» и «Волшебный цветок», пела их на районных концертах. Выступала с 10 до 14 лет как с хором, так и сольно, с нашим духовым оркестром.

— Какие концерты наиболее запомнились?

— Мне было тринадцать лет, когда проходил конкурс «Таврийские зори». Это аналог «Утренней звезды». Мама меня нарядила в свадебное платье, которое мы попросили напрокат у владелицы свадебного салона (смеётся). У меня был кренолин, огромная шевелюра — всё, как положено! И вышла я петь «Аве Mария» Шуберта на украинском языке. Я тогда всерьёз думала, что самая лучшая на этом конкурсе! И, что самое интересное, действительно стала на нём победительницей! Меня наградили путёвкой в международный лагерь “Артек” на целых тридцать дней! Я просто влюбилась тогда в Крым. И вернувшись домой, сказала маме с папой: «Я хочу учиться в Крыму, мне там так нравится!» А дальше… Выбрала Симферопольское музыкальное училище: там, я узнала, было очень сильное вокальное отделение. Некоторые знакомые, если честно, не верили, что я поступлю. Конкурс был очень большой. Двадцать человек на место.

— Однако поступила! — Меня прослушала заслуженная артистка Крыма, заведующая кафедрой Валентина Николаевна Григоренко, выпускница Саратовской консерватории, ученица профессора Сметанникова. Она была солисткой Киевского театра оперетты. Валентина Николаевна сказала маме: «Не знаю, как насчёт шансов, но вы можете в течение месяца привозить вашу девочку, я позанимаюсь с ней, дам академический час раз в неделю». И мама привозила меня в течение месяца. Преподаватель решила, что у меня низкий голос — верхних нот у меня вообще не было. Поэтому сказала: «Мне кажется, что ты — контральто». Так меня и взяли в музыкальное училище с редким голосом контральто. А сейчас у меня — лирическое сопрано…

— Но ведь это означает, что у Вас очень широкий диапазон! — Да, у меня большой диапазон. И стремление развиваться вс егда было очень сильным. Валентина Николаевна подсказала очень важные профессиональные качества: как ты будешь работать над своим голосом, так и сложится твоя певческая карьера. И я вставала в 4 утра, в 5 была уже в училище — для того, чтобы перед началом занятий поработать над диапазоном. Я занималась, старалась взять максимум у своего учителя, она мне показывала на уроке всё, что нужно делать, каким должен быть посыл дыхания, звук. И всё это я старалась оттачивать во время своих утренних занятий.

— А почему так рано утром? — Потому, что мне хотелось быть готовой к каждому уроку, а классы в это время были все свободные. Уже на первом курсе у меня был сольный концерт — я пела четырнадцать песен Чайковского. Валентина Николаевна считала этот концерт успешным и сказала, что если я буду расти такими темпами, то дорасту и до Москвы! Тогда я подумала: «А почему бы и нет?» На втором, третьем, четвёртом курсах у меня также были сольные концерты и победы на региональных конкурсах молодых вокалистов… Ещё у нас в училище преподавал композитор Денис Карлов. Он написал для меня романс «Поклонник Розы, соловей», который я исполняла, а Денис аккомпанировал. Но Роза упорхнула в Москву, а поклонник — в Киев. Он стал известным дирижёром. На четвёртом курсе на госэкзамены к нам приехали профессора киевской, одесской и донецкой консерваторий. Я получила высшую оценку, и мне предложили поступить без экзаменов в Киевскую и Донецкую консерватории. Но мы не ищем лёгких путей (смеётся). Была мечта о Москве. В то же время меня прослушали в Украинском театре в Симферополе. Предлагали главную роль в “Вестсайдской истории” (“Westside story”) и сказали: «Если у Вас не получится поступить в Москву, то наш театр ждёт Вас». После двух недель дополнительных занятий с Валентиной Николаевной (она верила в меня!) я поехала в Москву. Конечно, мне очень хотелось поступить в Московскую консерваторию. Но у меня было украинское гражданство. Когда мы с мамой пришли в консерваторию, нам сказали: «7 тысяч долларов в год.» Для нас это было просто нереально. У нас не приняли документы, даже не стали слушать. Есть оплата — будет разговор, а нет возможности — извините. Не сложилось. Мы пришли в академию Гнесиных, но и там документы не приняли. Помню, я была очень расстроена: жизнь закончилась, у меня слёзы, говорю: «Мама, зачем мы это всё затеяли? Не стану я певицей!»

— Но почему? Ведь Украинский театр уже взял Вас? — Мне нужна была «Большая» школа, хотелось быть лучшей, а это мог дать только хороший ВУЗ. И вот иду-рыдаю, зашли в метро, и тут навстречу девочка, которая со мной училась в училище на теоретическом отделении. «Вика, что за слёзы?» Я отвечаю: «Аня, представляешь, меня с этими документами не берут ни в консерваторию, ни в Гнесинку «. А она: «Да, не расстраивайся, есть же Педагогический институт имени Ипполитова-Иванова. Сходи, прослушайся»… И мы отправились в «Ипполитовку». Здание ГМПИ было окружено не очень красивым забором. Я посмотрела на этот забор и сказала: «Мам, я здесь учиться не буду». Но мы зашли, меня прослушали и сказали, что им не важно, какое у меня гражданство, что они берут и граждан России, и граждан других стран, главное — чтобы человек был талантлив. Так как у меня был красный диплом Симферопольского музыкального училища, мне надо было сдать только два экзамена вместо семи — вокал и коллоквиум. На экзамен по вокалу я надела своё концертное, чёрное в камнях, платье и сделала красивую причёску…

— И всех очаровали…

— Да! После экзамена по вокалу к родителям вышел профессор Савельев и спросил: «Родители, чья это такая талантливая девочка — Виктория Сухарева? Нам она очень понравилась, мы ей даже поставили 5 с плюсом». И мама гордо ответила: «Это моя дочь!» Следующий экзамен был коллоквиум (собеседование). К моему счастью, мне встретились именно те вопросы, к которым я готовилась — кроме одного. Последний вопрос был такой: «Скажите, пожалуйста, милая девушка, вот сзади Вас портрет. Кто изображён на этом портрете?» Представляете? Я стою и думаю — а если повернусь и не узнаю, кто на том портрете — это же будет не хорошо? И я говорю, не поворачиваясь: «Ипполитов-Иванов». Так и подумала: если я поступаю в Ипполитова-Иванова, то чей портрет там может висеть? И мне поставили пять. За сообразительность.

— Ну, думаю, не только за это, но и за это тоже! Так началось покорение Москвы?

— На третьем курсе у нас был объявлен конкурс на исполнение “Бразильской Бахианы” Вилла-Лобоса с оркестром. Мой преподаватель, профессор Анна Борисовна Соболева, выпускница Московской Консерватории и концертмейстер, Всеволод Владимирович Сокол-Мацюк, выпускник академии Гнесиных, подготовили меня, и именно моя кандидатура была утверждена на исполнение этого произведения с оркестром на известном Московском фестивале студенческого творчества «Фестос».

После этого начался мой маленький взлёт. Меня стали приглашать на всевозможные мероприятия, концерты — в музеи, Дом романса. Hа одном из концертов (это было уже нa пятом курсе) ко мне подошла женщина. Там я исполняла «Песню Нины» из оперетты «Золотая Долина». Она сказала: «Вы знаете, у меня такое ощущение, что Вы созданы для оперетты. Сходите на прослушивание в театр оперетты». Честно говоря, мне это казалось нереальным — туда так сложно попасть… Наши профессора говорили нам, что мы должны определиться, найти своё место под солнцем. Я закончила Ипполитовку, получила красный диплом. А за два месяца до окончания всё-таки прослушалась в Московском театре оперетты.

Там я встретила замечательного концертмейстера — Людмилу Алексеевну Семешко, и она сказала мне: «В театр нужна «субретка», героинь у нас полно». «Субретка» — это молодая, весёлая, порхающая девушка — лёгкий персонаж. Это как Адель из «Летучей мыши». Людмила Алексеевна стала мне помогать, занималась со мной. В театре у каждого концертмейстера в классе есть группа артистов, с которыми он разучивает партии. У Людмилы Алексеевны в классе была Татьяна Ивановна Шмыга. Татьяна Ивановна дала мне несколько бесценных уроков. «К твоему вокалу у меня нет претензий», — сказала она. С ней мы работали над образом, она помогла мне найти правильные интонации, с присущей ей одной грацией и лёгкостью поработала над движениями, помогла с ролью Адели, и с напутствием Татьяны Ивановны и Людмилы Алексеевны я пошла на прослушивание.

Меня прослушивали Народные артисты РСФСР Юрий Петрович Веденеев и Светлана Павловна Варгузова. Прослушивание было очень сложным. Оно включало в себя три тура. Со всей страны съехались солисты, уже состоявшиеся артисты областных музыкальных театров, а я только закончила ВУЗ и не имела ещё никакого опыта. Людмила Алексеевна Семешко показывала меня ещё и режиссёрам театра, они давали свои, очень нужные мне советы. Благодаря этому я прошла все три тура. Мне пришлось очень много работать, ведь я никогда не занималась танцем, а на прослушивании в театр оперетты на третьем туре надо было обязательно танцевать. Я благодарна Александру Каминскому, а также Петру Борисенко — они со мной занимались даже вне академических часов, которые нам были положены для подготовки к танцам. Была проделана огромная работа! И я прошла!!! Прошла все три тура. Счастью не было границ!

— А сколько человек приняли и сколько было конкурсантов?

— Взяли четырёх человек. Один уже был состоявшийся актёр воронежского музыкального театра Максим Катырев, взяли Юлию Гончарову, сейчас она — ведущая солистка театра оперетты, Алину Френк и меня. Сколько было всего? Наверное, около 150 человек. По ходатайству театра я получила российское гражданство. И началась моя творческая деятельность. Меня позвала к себе в антрепризную группу Народная артистка России Лилия Амарфий. У неё играли только самые именитые артисты оперетты, например, сам режиссёр театра Инара Гулиева, ведущий солист театра Пётр Борисенко, Народный артист России Виталий Мишле, Народный артист России Александр Маркелов. С Лилией Амарфий нас связывала творческая и человеческая дружба, мы объездили с концертами очень много городов.

Мы были в Израиле — в Иерусалиме, Хайфе, Нетании, Беэр-Шеве, Тель-Авиве… Это было волшебно. Я всегда мечтала, чтобы моя первая поездка за границу была связана со спектаклями, и так получилось, что мне позвонила Лилия Яковлевна и предложила поехать, и не куда-нибудь, а на Святую Землю. Это было для меня большим счастьем. Я играла Стасси в «Сильве». Другой антрепризной группой руководила Елена Ионова, артистка «Геликон Оперы». С Еленой Ионовой я играла Адель. Безумно люблю эту роль! С Валентиной Беляковой я играла мою самую любимую роль Виолетты в «Фиалке Монмартра». Также я играла Мальвину в «Буратино». Это для детишек. У меня были прекрасные панталончики, юбка, волосы, этот бант огромный. «Мальчики, пора завтракать. Буратино, как Вы сидите? Вытащите из-под себя ногу! Пьеро, не витайте в облаках. Буратино, не нужно горбиться.» Я обожала эту роль (смеётся)!

— Мне интересно, где Вы обучались актёрскому мастерству?

— В институте один раз в неделю, начиная с четвёртого курса, с нами занимался артист Малого театра Народный артист России Бабятинский Валерий Константинович. Благодаря своему профессиональному мастерству он дал мне очень многое. В театре оперетты со мной занималась профессор Евгения Александровна Ларионова.

— Виктория, давайте перейдём теперь к Classical Crossover. Что это такое?

— Это жанр, включающий в себя пересечение классической музыки с современной обработкой, это музыка «а-ля классик» с участием симфонического оркестра и электронных инструментов и, конечно, парящий над всем этим вокал.

— Я слышала, что здесь, в Америке, Вас называют русской королевой Classical Crossover. Этот жанр — не русское изобретение?

— Нет, это международное изобретение. Стиль Classical Crossover формировался достаточно долго. Известные исполнители в этом направлении — Сара Брайтман, Эмма Шаплин, Андреа Бочелли.

— А как Вы пришли к этому жанру?

— Это целая история! На третьем курсе Ипполитова-Иванова я встретилась с замечательным композитором и аранжировщиком Евгением Щукиным. Даже и подумать не могла, что с этим человеком у нас будет столько общего, и наш творческий тандем будет длиться по сегодняшний день и, надеюсь, в будущем! Однажды меня услышали на одном из вечеров, ещё будучи студенткой. Услышали и предложили представить одному влиятельному человеку из шоу-бизнеса. Буквально через неделю меня пригласили на студию, чтобы посмотреть, как я буду работать в студии. И Евгений Щукин, мой будущий композитор, как раз арендовал одно из помещений в этой студии. Во время прослушивания его комната была открыта, и Евгений всё слышал.

За чашечкой кофе после прослушивания мы обменялись телефонами, и он мне сказал: «Позвоните мне через пару дней». И когда я позвонила, Евгений сказал: «Вы знаете, Виктория, мне очень понравился Ваш голос. Ничего не могу обещать, но если у Вас есть время, на следующей неделе мы можем попробовать с Вами что-то записать в стиле Сары Брайтман». Первая песня, которую мы попробовали, называлась «Only an Ocean Away». Евгению понравилось моё исполнение, и он предложил мне сотрудничество. Так Евгений Щукин стал моим продюсером. Мы с ним впоследствии записали и выпустили диск “Tutta La Vitta”.

Hа одном из концертов (это было уже нa пятом курсе) ко мне подошла женщина.Там я исполняла «Песню Нины» из оперетты «Золотая Долина». Она сказала: «Вы знаете, у меня такое ощущение, что Вы созданы для оперетты. Сходите на прослушивание в театр оперетты». Честно говоря, мне это казалось нереальным — туда так сложно попасть…Позже Евгений написал прекрасный вокализ. Мы записали его на студии и с самыми добрыми пожеланиями отправили это произведение как подарок на дни рождения Королеве Англии Елизавете II и Королеве Нидерландов Беатрикс.

Позже Евгений написал прекрасный вокализ. Мы записали его на студии и с самыми добрыми пожеланиями отправили это произведение как подарок на дни рождения Королеве Англии Елизавете II и Королеве Нидерландов Беатрикс. Королевам наш подарок понравился, мы получили благодарственные письма.

— Это правда, что слова песен на этом диске написали Вы и на итальянском языке?

— Да, я учила итальянский в училище и в институте. Над диском мы работали пять лет. Когда Евгения «посещала Муза», он мог позвонить мне и предложить приехать на студию, чтобы тут же попробовать, как это будет звучать. Большинство песен рождались как вокализы (мелодия без слов), и только потом я писала к ним слова. Женя (Евгений Щукин) писал музыку, он же занимался аранжировкой, записывал, сводил записи. С нами работали замечательные и даже всемирно известные музыканты. Например, в песне «La Nostalgie» на дудуке играет тот самый Дживан Гаспарян.

— На дудуке? Что это?

— Вы смотрели голливудский фильм «Гладиатор»? Там звучит дудук, а играет Дживан Гаспарян. Дудук — деревянный духовой музыкальный инструмент с двойной тростью. Представляет собой трубку с 9-ю игровыми отверстиями. В других записях звучат скрипка, альт, труба, гитара, это тоже известные музыканты. Один из бэков исполнял Артём, мой муж. И знаете, как только диск вышел, его записи сразу же кто-то разместил на всех «пиратских» ресурсах.

— А где можно купить диск?

— На моём сайте есть возможность купить его, через iTunes.

— На обложке этого диска Вы совсем другая. Другой стиль, другой образ…

— Да! Я всегда разная!

— Стало быть, встреча с Евгением оказалась для Вас знаковой… А чему отдаёте предпочтение: оперетте или классическому кроссоверу, или их можно совмещать?

— Я стараюсь петь всё — и Classical Crossover, и оперетту, и романсы. Конечно, это совершенно разные жанры. Разные и манера, и подача голоса. В оперетте больше техники и игры, Classical Crossover — это лёгкость, романс — больше чувств.

— Вы приехали в Америку всего полтора года назад. И какие у Вас планы на будущее? Поделитесь?

— Планы грандиозные! Хочу сотрудничать с именитыми композиторами, хочу собственное шоу! Конечно же, продолжу работу над своим новым альбомом. Музыку пишет Евгений Щукин, а тексты — известный итальянский поэт-песенник Андреа Галло. Ну и, конечно же, как любая женщина, очень хочу родить детей. И при этом – всё успеть. Очень надеюсь, что мне будет сопутствовать удача.

— Да, это важно. Всё остальное у Вас уже есть — и юность, и чудесный голос, и красота…

— Скажу Вам больше: у меня ещё замечательный муж! Мне очень хорошо душевно. Он меня во всём поддерживает. А вот в плане творчества я очень амбициозный человек, и мне хочется добиться многого — больших площадок, мировых туров. В Вашингтоне я познакомилась со всемирно известной группой «Гоголь Борделло» и её лидером Евгением Гудзем. Мы уже записали песню в их новый альбом на студии группы «Фугази» в Арлингтоне (это известная группа в Америке). Евгений Гудзь сходу набросал мне в студии вокализ, и мы записали песню. Два месяца назад я летала в Москву в составе Международного жюри (Россия, Израиль, Украина, США, Испания, Дания, Болгария) IV Международного фестиваля-конкурса русской культуры «Истоки». В нём принимали участие молодые исполнители русской песни из России, Украины, Израиля, Болгарии, Дании, Германии, Италии, США, Испании, Сербии, Австрии, Греции, Латвии, Словакии, Турции. А недавно меня пригласили быть в жюри на международном театральном фестивале в Вашингтоне, который значительно расширил свои рамки, теперь в нём будут участвовать певцы и танцоры разных жанров. Это для меня очень интересно — есть возможность выявлять по настоящему талантливых ребят.

— Что бы Вы пожелали читательницам “Горожанки”?

— Всем милым женщинам хочу пожелать настоящего женского счастья, сотканного из большой любви и взаимопонимания, заботы близких людей и благоухания летних цветов. Желаю, конечно же, не останавливаться, ставить перед собой новые цели и из всех трудных жизненных ситуаций всегда выходить победительницей!!!

Виктория скромно умолчала, что является лауреатом всероссийских и международных вокальных конкурсов и фестивалей – таких, как VII Международный открытый конкурс молодых исполнителей русского романса «Романсиада», Международный конкурс артистов оперетты Герарда Васильева «Operetta Land», VII Международный конкурс Патриотической песни «Салют, Победа». A с 2007 года она — член Российского Авторского Общества как автор и исполнитель песен в стиле «Classical Crossover”.

Добавить комментарий