Анна Датта «История одной любви…»

290

В прошлом столетии в Царском Селе (г.Пушкин) у юной мамы родилась семимесячная девочка. Её появление на свет, и даже секрет её рождения были весьма мистическими. Но главное — маме сказали, что девочка с двусторонним воспалением лёгких просто не выживет. И мама собрала свои вещи и ушла в родительский дом в весьма расстроенных чувствах, потому как уже знала, что папе девочка совсем не нужна, а ей…

Ну так Господь решил. Поверила врачам.

До четырёх месяцев малышка провела в больнице, а когда стало понятно, что она будет жить, ещё до определения в дом малютки позвонили маме и сообщили, что ребёнок выжил и не хотите ли забрать? Бабушка была против. У неё и у самой вторая дочка несовершеннолетняя ещё, да и старшая не особо взрослая. Но дедушка, дважды герой сразу двух войн (Великой Oтечeственной и русско-японской) и военный лётчик в запасе, поехал и забрал внучку из больницы.

— Он падал в Охотское море, много часов находился в воде. Спасли его. Он был очень добрым, меня любил, называл уменьшительно-ласкательными именами животных — лошадка, собачка, киска. Дедушка частo из кочегарки приносил бездомных животных, кормил их, хоть бабушка и не разрешала. Маму я плохо помню. Но помню, как она говорила мне никогда не бросать своих детей что бы ни случилось. Жили все вместе в коммуналке.

Я люблю разговаривать с людьми. Они кажутся мне невероятно интересными. Но это большая
редкость, когда неординарный человек, переступая через свою застенчивость, берётся рассказать о
себе. А потом разрешает поделиться своей историей с другими. Зачем? Да потому что чем старше
мы становимся, тем мудрее, и, наступая на грабли, одни ожесточаются и настаивают, чтобы и
другие прошли те же самые круги сами знаете чего. А иные пытаются предостеречь, потому что
жизненные перепетии воспитали в них доброту. По-разному случается. Вот и моя собеседница,
как вы понимаете, многое пережила ещё будучи ребёнком, но сейчас понятно, что сложись что-то
в жизни по-другому, передо мной сидел бы совсем другой человек. И я благодарна судьбе за такое
общение.

— Когда мне было 3 года, мама вышла замуж. А муж не хотел принимать её с ребёнком, поэтому моё дошкольное детство прошло без мамы. Да и маме был всего 21 год, когда я родилась. Она работала фельдшером на скорой помощи. А вот когда мне исполнилось 11 лет, мама вышла замуж вторично, и я уже жила с ней и с отчимом. Помню, как я сидела у окна и ждала маму, когда она уходила на сутки. Вообще, когда мы с мамой жили вместе, у нас с ней стали отношения, как с лучшей подругой, и это длилось целых 6 лет настоящей семьи. Моя семья, бабушка, дедушка, тётя, мама, отчим и сестра всегда были у меня на первом месте в жизни.
Я вообще помню себя с трёх лет. Когда меня отдали в ясли, обрили наголо (чтобы волосы были гуще) и платочек одевали. С того времени очень боялась стричь волосы, царапалась и кусалась.

Я не перебиваю своими вопросами. Слушаю внимательно. Каждое воспоминание важно. И все истоки нашего характера из детства, конечно же.

— В яслях мне нравился один мальчик. В 4 года решила выйти за него замуж. Его звали Вовочка. Он был блондином и очень нежным, хотелось его защищать. А ещё я любила музыкальные занятия, пела, и пела чисто, поэтому музыкальный руководитель всегда ставила меня солировать. С 6 лет я занималась на фортепиано на дому, с 7 ходила в музыкальную школу. Помню, на концерте пела песню «Пропала собака», и в конце тётя, сестра мамы, подарила мне огромную собаку, мягкую игрушку.

— Как ты можешь себя охарактеризовать в том возрасте?

Я была авантюристкой. Могла найти деньги, спрятанные в доме, и разрезать ножницами
на мелкие кусочки. У соседки в гостях разрезала её платье, чтобы сшить наряд для куклы.
А тётя моя сыпала горох в угол и ставила меня на него на колени. Наказание такое.
Дедушка выручал.

— Мне это очень знакомо: меня тоже выручал дедушка, когда я несла наказание за шалости. А как
ты училась в школе?

Мама очень странным образом учила меня математике. Она приносила конфеты и заставляла меня считать. В процессе она съедала все конфеты, отчего я так расстраивалась, что счёт совсем не получался, а мама выносила свой вердикт, что я совершенно неспособна к математике. Вспоминаю, как учила таблицу умножения, и она совсем не запоминалась.
Как учительница вызвала к доске и ударила по лицу.

— Господи! Как много было педагогов, которых близко к детям нельзя было подпускать! Но они учили нас, оставляя травмы в детских сердечках. И у меня была такая. Она не била детей, но так
лупила указкой по первой парте, что, помнится, мы страшно боялись. Она потом закончила, как
мне сказали, в психиатричекой больнице. Хорошо, в третьем классе меня перевели в другую
школу. Хорошо ли? И там была педагог не лучше, правда, я об этом не знала.

Когда мне ставили плохие оценки, я рыдала у ходила грустная по школе, поэтому за мной закрепилось прозвище «Церевна Несмеяна». Я боялась приходить домой с плохой оценкой потому, что мама могла и ударить. Чтобы избежать этого, после школы шла не домой, а к бабушке на работу. А бабушка работала начальником цеха по пошиву военной одежды. Там, в цеху, меня любили. Я рассказывала стихи и пела песни. Бабушка с дедушкой не ругали за оценки.
Я жутко любила маму, но не понимала, почему она не любит меня за плохие оценки.

— Сейчас, когда мы обе взрослые, можно попытаться понять твою маму, которая тогда была
моложе нас… Возможно, она возлагала на тебя свои надежды. Она, наверное, считала, что только с отличной математикой можно идти по жизни. Все знают, что это не так. Но в свои 20 с лишним
люди категоричны.

Но не всё было так плохо. Я помню лето, тихий час в садике. Мама меня забирает пораньше, чтобы пойти вместе и набрать цветов, а потом купить фрукты на рынке или красивые платья.
Я мечтала заниматься балетом. Потом увлеклась фигурным катанием. Учила себя сама. Благо каток заливали прямо под домом. Коньков было не достать, но мы с дедушкой ехали в прокат и брали коньки. Мне часто снились такие сны, где я на коньках катаюсь легко и свободно. До сих пор снятся.

— И что, стал ли явью сон?

Стал! Два раза я каталась в шоу и даже прыгала одинарные прыжки. Уже здесь на Рождество в Принс Уильям.

— Ты не поверишь: мы с тобой просто идём в ногу пока что. Я целый год прозанималась в студии фигурного катания. Но часто болела как только занятия переходили на лёд. Пришлось оставить. А как давно ты стала увлекаться Индией? У меня был и такой период тоже.

В 11 лет, как я уже говорила, я переселилась к маме и отчиму в посёлок Металлострой, между Колпино и Питером. У отчима мама жила в деревне. Там я впервые посмотрела фильм «Зита и Гита» по телевизору. Особенно меня поразила сцена, где девушка сидела на вентиляторе наверху. И я начала ходить на индийские фильмы. Не пропускала ни одного, из тех, что у нас показывали.

Вот тогда-то я и захотела танцевать, как они, и петь песни. Отчим сразу же подарил магнитофон с микрофоном, чтобы помочь. Но я была ещё маленькой тогда, в город сама не ездила. Где-то в седьмом классе нашла студию любителей индийского кино «Лотоc».

Путь туда занимал 2 часа в один конец, но я нашла друзей по увлечению!
Мы встречались, обменивались фотографиями индийских актёров. Уже позже, когда я поступила в музыкальное училище, нашла студию «Радость жизни»; — танцы народов мира.
Мы занимались ежедневно по 3 часа. Часто участвовали в концертах. В студии я узнала, что такое народный танец. Руководители были из народного коллектива. В студии был и балетный станок. Я занималась там 3 года, входила в концертную труппу. Там же я научилась и хореографии, и постановке танца.

— А какова была твоя основная специальность в училище?

Училась я на дирижёрско-хоровом. В последнем году попросила перевести меня на хореографию, но мне не позволили, предложили начать сначала обучение. Интересно, но в ДК Горького я проработала 7 лет именно хореографом. У нас часто были концерты, мы ездили на конкурсы. Я прошла сертификацию и стала судить конкурсы бальных танцев. У нас был театр фламенко. Мы гастролировали, проводили конкурсы. Каждый месяц к чему- то готовились. Но моя любовь к индийскому танцу вела меня в том направлении. Я училась северо-индийскому классическому танцу у профи, ездила в Москву, где при Посольстве обучалась у индусов, но более всего мне понравился южно-индийский танец, храмовый
стиль. И когда преподаватель уехала в Индию, я смогла вести её группу сама.

— Да, это настоящая любовь. Как к этому относилась мама?

Мама умерла, когда мне было 16 лет. Отчим запил и пропал. Я училась в 10-м классе. Мне было страшно жить одной, поэтому я даже попросила подружку жить со мной. А по выходным ездила к бабушке с дедушкой.

— Да, думаю, мама бы поняла, что зря гоняла тебя с математикой. Твоё призвание в другом. Ты
рано вышла замуж? Как вы познакомились с мужем-индусом?

Мне был 21 год. Когда я обучалась южно-индийскому танцу, был праздник кришнаитов. По Невскому везли колесницы и кормили бесплатно всех прохожих. Моя учительница там выступала. На празднике я тоже была в индийской одежде. Мой будущий муж увидел меня рядом с учительницей, подошёл к ней и попросил нас познакомить. Оказалось, он видел меня в продуктовом магазине, где я подрабатывала, и уже тогда обратил внимание.
Телефона у меня не было, поэтому я дала телефон подружки. И мы стали встречаться. На третий день знакомства муж сказал, что он точно знает, что я буду его женой. Так оно и вышло. Когда мне уже было 22, мы ездили с мужем в Индию, и там у нас была ещё одна традиционная свадьба.

— Надо же! Нашёл себе в России белокурую «индийскую девушку». Вы не хотели переехать в Индию с мужем?
Мы пробовали жить в Индии, но я не смогла, хоть и любила эту страну, я всегда ощущала эти родовые корни. Знаешь, перемены и переезды в жизни давались мне очень тяжело, я не могла адаптироваться и до сих пор ощущаю себя даже здесь, как турист. Это я про то, что как бы ты ни хотел быть на кого-то похожим, я в данном случае на индианку, внутри все равно будешь собой и никуда от этого не деться.

— И это, наверное, правильно. Зачем быть кем-то? Гораздо важнее быть самой собой, жить в мире и гармонии со своим внутренним миром. Ну и внешним тоже. Аня, вот такой вопрос: какие виды искусств ты любишь?
Люблю театр, балет, оперу, историю искусств, а капеллу, классическую музыку. Люблю яркие цвета и всё красивое. Ты знаешь, я вот ещё вспомнила, что как-то отчим принёс домой статью про Матта Хари. Я уже увлекалась индийскими танцами и музыкой. Её история произвела на меня впечатление, ведь она была тоже белокожей «индуской». А потом с помощью регрессивного гипноза я узнала, что однажды проживала её жизнь.

— Это очень интересно. Ты обещала рассказать мне о своём отце. Что за такая тайна рождения? Кто же папа?

Я маму часто спрашивала, где мой папа. Но мама отвечала: «Ты ему не нужна и он меня обманул». Оказалось, она убежала с аборта, который он ей устроил. Мама не знала, что он был женат и имел детей. Отец как-то дал дедушке деньги, но дедушка отказался. Мама регулярно посылала отцу мои фотографии в надежде, что он когда-нибудь меня нарисует.

— Или признает, быть может?

Одну книгу мама всегда носила в сумке. В ней была иллюстрация с моего фото, на котором мне 3 года, рассказа Достоевского «Неточка». Там главную героиню тоже зовут Аней. Уже позже я нашла свой портрет с фото, где мне 17 лет: «Итальянские зарисовки» на фоне Гималаев.

— Ты встречалась с отцом?

Да, но я не знала, что это он. Я была слишком мала. В 6 лет мама взяла меня с собой в город. Там был какой-то дядя. По дороге назад мама сказала: «Это был твой отец». Мне не разрешали о нём говорить. Когда мама умерла, моя тётя встречалась с ним и рассказала ему о маме. Мама никогда не называла его имени, я только знала, что он художник. А когда её не стало, много позже я спросила у отчима, и он назвал имя.

— Ты пыталась с ним общаться?

Я нашла его дочь в интернете, мы начали общаться, но она не поверила. Его сын мой контакт с ним просто проигнорировал. Возможно, они решили, что я претендую на наследство. Но это не так. Жена отца погибла в том же году, в котором не стало моей мамы.
Отец умер позже. Наверное, все боялись за свою репутацию. А может решили, что раз он не захотел общаться, значит, и не надо.

— Имя можно узнать?

Илья Глазунов.

— Аня, по-моему, это очевидно! Вы очень похожи! И с сестрой тоже. Я нашла фото в сети. Ну да ладно, что же сделаешь? Порой, незнакомые люди ближе, чем родные, особенно те, что не хотят общаться. Как в Америке говорят: «Их потеря». Расскажи, пожалуйста, чем ты занимаешься здесь, в Америке?

Здесь я работала в русском детском саду помощником воспитателя, няней (вела арт занятия) и арт классы для более взрослых детей, оформляла кафе, работала в арт кафе барменом, изготавливала серьги, броши, сумочки. Ну и, конечно, я жена и мама, у меня двое детей. Я живу одним днём здесь и сейчас. Нет ничего прекраснее настоящего, ведь будущего ещё нет, а прошлого уже нет. И только настоящее вот оно, здесь.

Авторская кукла: танцовщица на латунной тарелке.

— Я с интересом наблюдаю за твоим творчеством. У тебя есть удивительная особенность создавать
ощущение уюта и праздника там, где ты живёшь. Ты делаешь кукол из различных материалов
(твоя Матта Хари до сих пор у меня перед глазами, и ёлочные игрушки из холодного фарфора в
виде детей ), рисуешь акрилом и шерстью, создаёшь картины в интерьере и на стенах, шьёшь,
печёшь и готовишь. Твой танец я имела удовольствие видеть и на мероприятии «живьём»и в
записи. Я помню, ты говорила, что одна из немногих, даже в Индии, кто исполняет танец на
латунной тарелке. Эксклюзив. Скажи, есть ли у тебя мечта?

— Мечта… Было много мечт. Чтобы дочка поступила туда, куда хочет, чтобы дали грин карту, чтобы всё зависело от нас, а не от кого-то там. Я мечтаю посмотреть как можно больше мест. Новые места добавляют эмоции, дают радость жизни. Мне быстро всё надоедает кроме индийского классического танца, его я довела до перфекционизма. Я мечтаю реализовать себя, открыть студию индийского танца здесь.

— Это замечательная мечта! Желаю тебе, чтобы все твои мечты обязательно сбывались, но чтобы
всегда оставалась одна, которая ещё не сбылась, чтобы было к чему стремиться. Спасибо за
замечательную беседу. До новых встреч в твоей студии.

Светлана Вельковская

Наш проект с Олей — Иорданское кафе

 

Добавить комментарий